Вы здесь

Гибель пчел как точка отсчета нового времени

10 сентября 2019 10:54
Гибель пчел как точка отсчета нового времени

Все на нашей планете взаимосвязано! Лучшей иллюстрацией к данному тезису служит ситуация, связанная с гибелью пчел, и последовавший за этим информационный «бум». Вероятно, таким способом природа посылает человечеству важное предупреждение. И наша задача – не паниковать, а разобраться в ситуации, сделать верные выводы и менять подходы к работе на земле.

Что изменилось за восемь лет?

Вспомним, с чего все началось. Причем не в нынешнем, прошлом или позапрошлом сезонах, а восемь лет назад. Именно тогда, в 2011 году, с Россельхознадзора сняли надзорные функции за использованием, хранением и утилизацией пестицидов. Эти обязательства возложили на непрофильные федеральные органы исполнительной власти. Функции возложили, но фактически в отрасли начался полный хаос. Мы пришли к тому, что пестициды и агрохимикаты может безнаказанно применять кто угодно и в каких угодно количествах.

Салис Каракотов, генеральный директор АО «Щелково Агрохим», доктор химических наук, академик РАН

Предположения о том, что «не все спокойно в датском королевстве», появились еще три года назад. Причем на самом высоком уровне! Тогда Президент России Владимир Путин поручил Минсельхозу вернуть Россельхознадзору полномочия по контролю над безопасным обращением пестицидов и агрохимикатов. Более того, глава государства сообщил, в какие сроки это должно быть сделано: до 31 марта 2016 года.
Минсельхоз в заданные сроки уложился, но Минэкономразвития и Роспотребнадзор выступили против принятия поправок в закон. И до сего дня ни одно из ведомств не несет ответственности за надзор по применению пестицидов и предотвращению появления фальсифицированных химикатов на российском рынке (подробнее об этой проблеме расскажем ниже). Как результат – из-за отсутствия контроля отечественный рынок наводнили препараты, не прошедшие государственную регистрацию, а порой – и откровенно опасные. Зачастую и сами фермеры нарушают правила информирования населения о проведении химобработок, чем усугубляют сложившуюся ситуацию.

А как на самом деле…

Так наступил 2019 год. Из разных уголков страны внезапно начали поступать тревожные сигналы. «Пчелы мрут!» – рапортовали пасечники республик Татарстан и Башкортостан, Брянской и Воронежской областей, Алтайского края и ряда других регионов. Главная версия от пострадавшей стороны – во всем виноваты пестициды, которые используются в растениеводческой отрасли для защиты растений от насекомых-вредителей.
К обсуждению проблемы присоединился Минсельхоз РФ. Анализ собранных данных показал: по состоянию на 29 июля в двадцати пяти регионах страны погибло 39,6 тыс. пчелосемей. Это 1,3% от их общего количества в России.
При этом, как сообщил в своем докладе первый заместитель министра сельского хозяйства России Джамбулат Хатуов, за последние десять лет производство меда в России увеличилось на 11,8 тыс. тонн. То есть более чем на 22% к уровню 2009 года. И это – уже хорошая новость!
Но вернемся к выводам, сделанным федеральным Минсельхозом по итогам проверки. Согласно оценке рабочей группы ведомства, основной причиной гибели пчел стало несоблюдение аграриями правил и норм применения пестицидов, а также несвоевременное оповещение пчеловодов о предстоящих обработках полей.
Для обеспечения эффективного взаимодействия растениеводов с пчеловодами, Джамбулат Хатуов предложил создать базу данных по учету пасек в субъектах, а также провести их паспортизацию за счет государства. Участники совещания одобрили это предложение и, возможно, нововведения помогут изменить ситуацию к лучшему.
Но мы пойдем дальше и попробуем копнуть проблему еще глубже…

Контрафакт – всеобщий «враг»

И для этого коснемся темы контрафактных средств защиты растений. О них говорит и Салис Каракотов, генеральный директор АО «Щелково Агрохим», доктор химических наук, академик РАН:
– Гибель пчел – явление, которое наблюдается во всем мире. В нашей стране уже восемь лет никто не контролирует процесс от закупки пестицидов сельхозпредприятиями до непосредственного применения их на полях. Поэтому контрафактные китайские продукты, за качество которых никто не отвечает и которые в разы дешевле наших отечественных препаратов, потоком хлынули в нашу страну. В настоящее время из пятнадцати тысяч тонн инсектицидов, которые применяют в нашей стране, три тысячи тонн – «родом» из Китая. Зачастую их производят в кустарных условиях. Так что об истинном составе препаратов остается только догадываться.


Из разных уголков страны внезапно начали поступать тревожные сигналы. «Пчелы мрут!»

Стоит ли в таких условиях удивляться многочисленным фактам нарушений, влекущих за собой плачевные последствия не только для пчеловодства, но и для здоровья людей. В то же время есть немало хозяйств, специалисты которых ответственно подходят к вопросу защиты растений. Здесь дешевой, некачественной химии предпочитают проверенные зарегистрированные препараты крупных производителей, которые не загрязняют окружающую среду и не накапливаются в сельхозпродукции.

– Яркий тому пример – препараты «Щелково Агрохим», – говорит Салис Добаевич.
Эту точку зрения разделяет Анатолий Тихонов – директор Центра международного агробизнеса и продовольственной безопасности Высшей школы корпоративного управления РАНХиГС. По его словам, в настоящее время нет достоверной статистики по реальному объему пестицидов, используемых в стране. Официальный оборот пестицидов в России составляет 120 тыс. тонн в год. Однако, по оценкам ряда экспертов, их истинное количество в два-три раза превышает официальные цифры.
– Таможенные службы не помогут нам разобраться в этом вопросе, – говорит Анатолий Тихонов и в подтверждение своих слов приводит простую, но распространенную схему.
К примеру, из Китая на территорию России завозят препарат, который по документам проходит как омыватель стекол. Далее его разливают в «гаражах» в соответствующую тару и реализуют аграриям, выдавая за эффективные и безопасные средства защиты растений. Падкие до дешевизны фермеры в лучшем случае не получают никакого результата от проведенной обработки, в худшем – их посевы могут погибнуть. Но от фирмы-однодневки, подсунувшей контрафакт, уже не осталось и следа! Наказать аферистов в таком случае невозможно, и пока аграрий подсчитывает потери, они реализуют опасную продукцию в другом регионе и под другим названием.
Таким образом, задача аграриев – делать ставку на качественную, эффективную продукцию, с помощью которой можно снизить пестицидную нагрузку на окружающую среду. И что крайне важно – использовать ее правильно!

Феромониторинг в действии

У таких серьезных проблем как гибель пчел не бывает одной-единственной причины и универсального способа решения. По словам Салиса Каракотова, нельзя сбрасывать со счетов перемены в структуре глобального российского севооборота, случившиеся в последнее десятилетие. В том числе с каждым годом расширяются площади, отведенные под рапс. В нынешнем сезоне они почти достигли отметки в один миллион триста тысяч гектаров.
С одной стороны, рапс – прекрасный медонос. Поэтому каждый год возле полей, на которых он произрастает, концентрируется большое количество пасек.
С другой – у рапса есть свой «набор» насекомых-вредителей. А в текущем сезоне появился вредоносный объект, пиковой популяции которого никто не ждал: капустная моль. На самом деле, это хорошо известный вредитель, но на протяжении многих лет он не представлял особой опасности для культурных растений. А в 2019 году обстоятельства сложились таким образом, что капустная моль обрушилась на разные регионы и на разные культуры, включая рапс.
Что же остается делать людям, вложившим в свои посевы миллионы рублей? Конечно же, защищать их! Отсюда и дополнительные инсектицидные обработки. При этом следует помнить: больше – не значит лучше. Взять хотя бы ту же капустную моль. Ее очень важно «брать» не количеством, а качеством обработок – в том числе работая на опережение. Это значит, проводить первое опрыскивание в самом начале лёта бабочки, чтобы не допустить яйцекладку. Но по разным причинам аграрии могут запаздывать с проведением обработки, впоследствии стараясь «закрыть» проблему путем дополнительных опрыскиваний. Однако оптимальные сроки уже упущены, эффективность химобработок снижается, пестицидная нагрузка, напротив, возрастает, а пчелы и полезные энтомофаги остаются в зоне повышенного риска.
Впрочем, выход из ситуации есть, и он заключается в применении феромонных ловушек:
– Феромониторинг – это важная часть современной интегрированной системы защиты. Он позволяет своевременно фиксировать начало лёта вредителей и получать данные об их численности. На основании полученных данных агроном наблюдает за развитием вредоносных объектов и проводит защитные мероприятия в оптимальные сроки, что позволяет добиться наивысшей эффективности от использования инсектицидов, – рассказывает начальник лаборатории феромонов компании «Щелково Агрохим», кандидат химических наук Сергей Стулов.
Таким образом, феромониторинг помогает решить широкий спектр задач: провести оптимальное (а не чрезмерное) количество обработок, обеспечить надежную защиту посевов от вредителей, снизить пестицидную нагрузку на почву и окружающую среду, включая обитающих в ней пчел.


Проблема гибели пчел требует комплексных изменений в работе отрасли

И – что особенно важно для тех, кто ставит во главу угла экономику! – феромониторинг позволяет не тратиться на лишние, но очень дорогостоящие инсектицидные обработки.

Ответственность должна быть всесторонней

Нужно признать: порой сами фермеры не удосуживаются сообщить пчеловодам о предстоящих инсектицидных обработках:
– Не позднее чем за двое суток до проведения химобработок администрация сельхозпредприятий должна оповестить об этом население, ветеринарную службу и пчеловодов пасек, расположенных в радиусе не менее семи километров. Среди прочего, она должна сообщить, какие препараты будут использоваться и каким именно образом будет проводиться опрыскивание – наземным или авиационным. Этого времени должно хватить на то, чтобы владелец пасеки вывез ее в безопасное место и смог воспрепятствовать вылету пчел из ульев. Возвращать пасеку на прежнее место можно лишь после того, как обработанные растения перестанут цвести. То есть как минимум через неделю со дня проведения опрыскивания. Только так можно уберечь пчел от опасности, – рассказывает ведущий научный сотрудник ветеринарной санитарии и экологической безопасности в пчеловодстве ФГБНУ «ВНИИ ветеринарной санитарии, гигиены и экологии», кандидат биологических наук Раиса Клочко.
Порой ошибки происходят не из злого умысла, а от пресловутого «человеческого фактора»:
– Процесс применения пестицидов на полях действительно неконтролируем, – утверждает Виктор Кононов, координатор проекта «АгроНТИ». – Недостаточная квалификация кадров, работающих в растениеводстве, является еще одной причиной неправильного применения пестицидов. В первую очередь, это актуально для фермерских хозяйств. Бывает так, что химобработка проводится без учета погодных условий, либо аграрии превышают нормы расхода и кратность применения инсектицидов за сезон.

Подход – только комплексный!

Так каким может быть выход из сложившейся ситуации? Исключительно комплексным! В том числе необходимо кардинально пересмотреть решения по применению китайского контрафакта. Нельзя рисковать здоровьем своим и своих детей; нельзя сознательно уничтожать окружающий нас мир, играя по правилам аферистов. В такой сложной и важной для человечества отрасли как сельское хозяйство в ход должны идти только препараты, соответствующие строжайшим стандартам качества, безопасности и экологичности.
Таким образом, гибель пчел может стать точкой отсчета нового времени. Времени построения партнерских отношений между растениеводами и пчеловодами, а также эффективной борьбы с контрафактной продукцией и разумного контроля над применением средств защиты растений. «Betaren Agro» № 5

 

Расскажите друзьям:

Наши партнеры