Отдел рекламы в Краснодаре
(8 861) 201-15-02/03/04
Отдел рекламы в Ставрополе

«Мягкое золото» хлебного края

24 февраля 2015 15:56
«Мягкое золото» хлебного края

Ставропольский край может гордиться не только щедрой нивой, но и мягким золотом. Единственное на Ставрополье зверохозяйство по выращиванию норок – ЗАО «Лесные ключи» в очередной раз доказало это на прошедшем в феврале 17-ом общероссийском конкурсе «Пушнина клеточного разведения». Шесть наград, в том числе первое место и золотой кубок – таков победный итог участия в конкурсе. О том, что стоит за успехом звероводов, в интервью нашей газете рассказал генеральный директор компании Мухадин ХАПСИРОКОВ.

– Министр сельского хозяйства Ставропольского края Александр Мартычев, комментируя результат вашего участия в минувшем конкурсе, дал высокую оценку хозяйству, назвав его успешным. Расскажите, пожалуйста, об этом конкурсе и участии в других аналогичных мероприятиях.
– Ежегодный конкурс «Пушнина клеточного разведения» проходил в Подмосковье, на базе зверохозяйства «Пушкинское». Организаторами конкурса выступили Минсельхоз Российской Федерации и Национальная ассоциация звероводов России. Все участники, а их было более двадцати, демонстрировали невыделанные шкурки пушных зверей, выращенных в условиях клетки, а экспертная комиссия оценивала их качество по международным стандартам и требованиям. Оценивались размер, цвет, густота подпуши, длина остевых волос, шелковистость. Наше хозяйство занимается разведением норки, и на суд жюри мы представили шкурки нескольких пород: пастель темная (орех), белая – хедлунд, серебристо-голубая, сапфир, паломино, сканблек (черная). Шкурки норки пород белая, серебристо-голубая, паломино, сканблек датской селекции короткоостные, что в настоящее время высоко ценится на рынке. Однако чемпионом конкурса стал лот шкурки норки «пастель», благодаря которому мы завоевали первое место. Второе место мы заняли по шкуркам норки «белая» (самцы) и норки паломино. На третьем месте – шкурки самок «пастель», а также самцов – «жемчуг» и «черная».
Ежегодно наша продукция удостаивается высокой оценки, и не было такого конкурса, выставки, на которых бы мы не попали в число призеров или остались без дипломов первой или второй степени. Например, и в 2014 году чемпионом конкурса «Пушнина клеточного разведения», где главный критерий – качество шкурки, была норка «белая» в группе самок. С выставки «Золотая осень», где ежегодно демонстрируем наше поголовье, мы возвращаемся с золотыми медалями. Такого успеха добиваемся благодаря тому, что постоянно работаем над улучшением качества нашей продукции, увеличением поголовья самок норки. На сегодня в хозяйстве содержится двадцать тысяч самок –
это максимальное количество, которое можно разместить в наших условиях. Кстати, раньше на этой же площади их содержалось двенадцать тысяч.
– Мухадин Абдулович, сейчас много говорят о кризисе, том негативе, который он привносит в бизнес. Вы успели ощутить его влияние?
– Поскольку мы являемся частью мирового пушного рынка, кризис не может не сказываться на работе нашего хозяйства. Уже в конце 2013 года мы почувствовали его присутствие, а в минувшем году цены на пушнину на международном рынке обвалились на 60 процентов. Поскольку мы участники данного рынка, то этот обвал коснулся и нас. Сейчас продаем свою пушнину примерно в равных пропорциях на внутреннем российском рынке и с аукционов. Но мы еще хорошо помним, каким тяжелым оказался для нас кризис 2008 года, из которого вышли с большим трудом. Мы буквально были на грани разорения, и не хотелось бы повторения такой ситуации.
– Как вам удалось отодвинуть эту грань, сохранить производство?
– В то время, впрочем, как и сейчас, мы поставляли шкурки на международный аукцион в Хельсинки, где нас знают как надежных партнеров с конкурентоспособной продукцией. Поэтому аукционная компания пошла навстречу и выделила нам валютный кредит. Причем на щадящих условиях – 1,8% годовых. Благодаря этим деньгам нам удалось расплатиться с нашими банками.
– Продукция ЗАО «Лесные ключи» известна на мировом рынке и успешно конкурирует с европейскими производителями меха. Успех очевиден. Но почему-то ваше хозяйство по-прежнему единственное на Ставрополье. Так всегда было?
– В советские годы на Ставрополье звероводством занимался зверосовхоз «Молодежный» в селе Надежда. Большое хозяйство союзного значения. Он был рассчитан на 32 тысячи самок.

В Краснодарском крае из девяти хозяйств осталось одно – «Ладожское» в Усть-Лабинском районе. Из шести звероводческих хозяйств Ростовской области в настоящее время не осталось ни одного. Кстати, под Лабинском строят частное предприятие по выращиванию соболей. Нельзя забывать, что содержать соболя в южных регионах – дело рискованное. Все-таки это зверь средней и северной полосы России. Предпринимались попытки выращивания песца, лисицы в наших условиях, но мягкий климат не дает возможности нормального набора зимнего опушения. Много дефектных шкурок и брака. Невыгодно. Выращивали норок по три хозяйства Дагестана, Калмыкии и Астраханской области. Всего в РСФСР было 350 зверохозяйств разной подчиненности. Но эта отрасль сельского хозяйства достаточно сложная, и в нынешних условиях далеко не каждый решится заняться звероводством. Слишком много проблем...
– В одном из интервью председатель ассоциации звероводов России Владимир Бозов сказал, что у звероводов едва ли не главная проблема – корма. А вы говорите, что значительно увеличили поголовье зверька. У вас нет проблем с поставками кормов?
– На самом деле с кормами ситуация очень сложная. Нет системы. Ведь изначально, когда повсеместно создавали зверосовхозы, эту отрасль рассматривали не только как возможность заработать какие-то деньги, в том числе и валюту, но и как биологический утилизатор отходов переработки рыбы, сельскохозяйственных животных. Тогда и были выстроены определенная система, правила, введены стандарты, но когда все это развалилось, на смену пришли неуправляемые рыночные отношения. Каждый стал выживать в меру своих способностей, возможностей. По большому счету и сегодня нет какой-то внятной, четкой, эффективной системы в обеспечении зверохозяйств кормами. Например, мы завозим корма из Брянской области, Санкт-Петербурга. А на Ставрополье закупаем отходы только у Новоалександровского мясокомбината.
– У нас же много птицефабрик...
– Они не продают отходы убоя птицы, потому что все птицефабрики наладили производство мясокостной муки, которую у себя же и используют в кормлении. Такая же ситуация и в свиноводстве. К слову, на Западе запрещено использовать в корм продукты переработки этого же вида – все отдается в зверохозяйства. У нас, к сожалению, пока такого нет, поэтому мы ищем корма для своих норок по всей стране. В буквальном смысле. Представьте, летом ежедневный расход кормов доходит до сорока тонн! Здесь актуально не только найти корма, но еще и сохранить их. В настоящее время наши холодильные мощности позволяют единовременно хранить до полутора тысяч тонн кормов. Конечно, мы изыскиваем возможности по увеличению объемов хранения за счет реконструкции старой кормокухни в холодильную камеру. Кормление – это важный фактор в формировании качественной пушнины. Говорят, что у коровы молоко на языке, а в звероводстве это правило еще жестче. Корова имеет возможность выбора на пастбище, а норка сидит в клетке, и выбора у нее нет. Между тем во время закладки меха кормление должно быть усиленным. Без этого хорошую пушнину не получить, и конкурировать на рынке (тем более – на международном) очень сложно. Поэтому звероводы должны подобрать такой рацион кормления, чтобы он был сбалансированным по белку, жиру, углеводам, энергии, витаминам и микроэлементам, а также по основным четырем незаменимым аминокислотам. Мясокомбинаты закупают скот, свиней живыми, а убойный выход, то есть вес туши, – примерно от 50 до 60 процентов от веса животного. Если известно, сколько произведено мяса, то не составит труда посчитать резервы кормовой базы для зверохозяйств в масштабах страны или региона. Без введения правил обращения с отходами на перерабатывающих предприятиях вопрос снабжения кормами зверохозяйства будет одним из проблемных.
– Если производство шкурок клеточного зверька в нашей стране сократилось в разы, кто же наполняет рынок? Неужели опять Китай?
– Китай. Между прочим, сегодня внутренний рынок Китая занимает первое место в мире по потреблению пушнины. Россия – второе. По производству стабильный лидер Дания, которая производит примерно 15 миллионов шкурок. Китай в разные годы выходит в лидеры, но потом сдает позиции. Сейчас, по некоторым оценкам, производство китайских звероводов вышло на уровень 25–35 миллионов шкурок норки в год. Однако их качество, как правило, оставляет желать лучшего.
В то же время примерно восемьдесят процентов мирового производства шкурок скупает Китай. Там шкурки выделывают, шьют, а затем продают меховые изделия: из качественной пушнины реализуют на внутреннем рынке, в Европе и высокоразвитых странах, а из шкурок, скажем так, пониже качеством – в России. Народонаселение в Китае огромное, благосостояние растет, поэтому сформирован спрос на качественные меховые изделия. Знаю, что в городе Лабинске Краснодарского края можно купить такие шкурки – как выделанные, так и невыделанные. О том, что китайцы «завалили» шубами Россию, даже говорить не приходится...
В Сочи построен шикарный центр меховых изделий, где товары в основном китайского производства. Все эти изделия наши соотечественники покупают, поскольку они подешевле. При этом качество и носкость меха не выдерживают никакой критики. Образно говоря: два-три раза попадешь под дождь со снегом, и шубу уже не восстановить.
В то же время изделия из шкурок наших норок можно носить десятками лет.
– Кроме слова «кризис» на слуху еще и «санкции», «импортозамещение». Имеют ли они отношение к вашему производству?
– Санкции нас пока не коснулись. Недавно мы отправили в Финляндию на аукцион очередную партию, и дай Бог, чтобы все прошло гладко. Думаю, из-за малых партий поставок никто не будет вводить санкции против России еще и в этой части. Раньше в СССР производили до шестнадцати миллионов шкурок в год, сейчас – менее трех миллионов. А доля России в общемировом производстве пушнины составляет примерно три процента. В работе аукциона в Финляндии принимают участие только четыре российских звероводческих хозяйства. Остальные торгуют в России. Дело еще в том, что участие в аукционах связано с выполнением ряда условий, требований к первичной обработке шкурок, что само по себе логично и очень затратно. Для выполнения всех этих условий мы купили специальное оборудование, затратив в 2013 году пятьсот тысяч евро. Сейчас первичную обработку шкурок мы осуществляем и по нашей традиционной технологии, и по той, которую требует аукцион (воздушная сушка). Шкурки, первично обработанные по традиционной технологии, мы также продаем на аукционе. Разница в том, что они продаются отдельной коллекцией зверохозяйства, а те, что подготовлены под требования аукциона, проходят несколько этапов. Вначале их все чипируют, затем направляют в интерсортинг, где формируют партию до двадцати миллионов шкурок со всей Европы. Далее машина сортирует их по размерам, длине ости. Дополнительное условие – для продажи по интерсортингу мы можем поставлять только короткоостную пушнину скандинавского типа. Несмотря на то, что мы вложили немало денег для обработки пушнины методом воздушной сушки, необходимо докупить дополнительное оборудование, чтобы продавать через интерсортинг не менее семидесяти процентов шкурок.
– Высокий курс евро и доллара вам помогает?
– На аукционе в Финляндии торговля идет за евро, а в Дании – за датские кроны. Есть еще аукцион в Санкт-Петербурге – «Союзпушнина», где больше торгуют соболями, но здесь – доллары. Надеемся, что высокий курс окажет благоприятное влияние на финансовое состояние предприятия и обеспечит дополнительный приток валюты в Ставропольский край.
– Ваши планы на 2015 год?
– Все наши планы связаны с производством и надеждой на стабилизацию рынка. Будем продолжать реконструкцию хозяйства, которому в 2016 году исполнится 50 лет.
– Спасибо, Мухадин Абдулович, за интересное интервью. Еще раз поздравляем вас и коллектив ЗАО «Лесные ключи» с заслуженной победой.

Игорь МОРОЗОВ
Ставропольский край

ЗАО Звероводческое хозяйство «Лесные ключи»
Тел.: 8 (8652) 62-80-62, 8-968-275-68-63

 

Расскажите друзьям:

Наши партнеры