Отдел рекламы в Краснодаре
(8 861) 201-15-02/03/04
Отдел рекламы в Ставрополе

Проблемы решать сообща

11 марта 2015 11:28
Проблемы решать сообща

В настоящее время основными поставщиками высококачественной тонкой шерсти являются хозяйства юга России, и в этом немалая заслуга ученых Всероссийского института овцеводства и козоводства (г. Ставрополь).
Учеными этого института проводится работа в 9 племенных заводах, 2 племенных репродукторах с общей численностью более 120 тысяч овец. Развитию и совершенствованию мериносового овцеводства способствовали новые селекционные достижения, благодаря которым выведены такие породы как джалгинский меринос, восточно-манычский тип в манычской породе, в полной мере отвечающие современным экономическим требованиям.

О запросах рынка и проблемах овцеводства, в том числе касающихся воспроизводства и сохранности молодняка, говорили на семинаре, недавно прошедшем в СПК «Племзавод Вторая Пятилетка». С докладом на мероприятии выступила директор Всероссийского НИИ овцеводства и козоводства М.И. СЕЛИОНОВА. По окончании семинара Марина Ивановна поделилась впечатлениями о прошедшем мероприятии и ответила на вопросы нашего корреспондента.
– Марина Ивановна, почему такое большое значение в настоящее время придается проблеме воспроизводства стада. И кстати, каким оно было раньше, чем отличалось от нынешнего?
– Воспроизводство стада считается важнейшим производственным процессом, обеспечивающим увеличение численности овец и в конечном итоге – производства продукции. Поэтому великим достижением являлось то, что к пятидесятым годам прошлого столетия в Советском Союзе была решена крупнейшая задача: организация эффективного воспроизводства в овцеводстве. Для этого была разработана и в кратчайшие сроки внедрена технология искусственного осеменения овец. Ее по праву считают первым словом в биотехнологии животноводства. Причем речь идет не о частном приеме или способе, а о множестве составляющих, начиная от промышленного производства инвентаря, приборов, реактивов, до формирования системы централизованного снабжения всем этим овцеводческих хозяйств. Большое внимание уделялось строительству типовых пунктов искусственного осеменения, подготовке квалифицированных кадров. Таким образом, искусственное осеменение стало важнейшим инструментом эффективного воспроизводства и, что еще более важно, приемом значительного ускорения селекционного прогресса. Другими словами, селекция и воспроизводство стада, а в частности искусственное осеменение, были общегосударственным делом. Успехи такого государственного подхода были налицо. Например, за сравнительно короткий срок созданы выдающиеся по продуктивности породы овец шерстного направления с высокой, до 140 процентов, плодовитостью.
Но с изменением экономических условий в девяностые годы изменилось и отношение государства не только к этой проблеме, но и к сельскому хозяйству в целом. Сначала перестали выпускать приборы и инвентарь, затем сошла до критического минимума подготовка и переподготовка специалистов по искусственному осеменению. Кроме того, низкие, порой просто издевательские цены на продукцию овцеводства окончательно похоронили возможность заниматься воспроизводством овец, селекционно-племенной работой на требуемом уровне.
– Тем не менее, какие-то меры предпринимались, чтобы не загубить овцеводство окончательно?
– Один раз в 4–5 лет завозили баранов импортной селекции, что в определенной степени оживляло ситуацию. В то же время необходимо честно признать, что это привело к неоднозначным результатам. Во-первых, не все резервы были использованы для получения максимального числа потомков от завозимых в Россию баранов. Причины две: отсутствие оценки воспроизводительных качеств животных при завозе и хозяйственная неорганизованность. Во-вторых, использование баранов импортной селекции несколько ухудшило воспроизводительные качества отечественных тонкорунных пород. В-третьих, с полной уверенностью нельзя утверждать, что импортные бараны улучшили качественные характеристики шерсти и продуктивность отечественных пород овец. История не любит сослагательного наклонения, но тем не менее, можно предположить, что при тех темпах и подходах к селекционно-
племенной работе с отечественными породами, даже без прилития крови, например, австралийских мериносов, селекционные достижения наших хозяйств были бы не меньшими.
– Как широко сегодня на Ставрополье используется метод искусственного осеменения? Если, конечно, еще используется.
– Применяются два метода воспроизводства – искусственное осеменение и естественная случка. Но, к сожалению, нет достоверных данных о том, сколько процентов овец осеменяется искусственно. Не секрет, что в хозяйствах идут на сокращение расходов, в том числе за счет использования вольной случки. Конечно, это проще, нежели проводить весь комплекс мероприятий, необходимых для организации искусственного осеменения: подготовить кадры техников по искусственному осеменению, разработать баранов, проводить выборку маток в охоте и само искусственное осеменение. Нельзя сбрасывать со счетов и человеческий фактор, когда только по отчетам проводится искусственное осеменение. Тем не менее, согласно данным ГУ «Племресурсы Ставропольского края», в сельхозпредприятиях Ставропольского края искусственно осеменяется 53,3% маток. Для сравнения – в 2012 году этот показатель был более 70%. Плодовитость овец в последние четыре-пять лет держится практически на одном уровне и составляет 105–107%. Приятное исключение – племенной завод «Восток», где плодовитость составила 120%. В крестьянских (фермерских) и личных подсобных хозяйствах содержится более 897 тысяч маток. Декларируется, что искусственно осеменяется 34,9% овец. У наших ближайших соседей (Республика Дагестан и Республика Калмыкия) ситуация по использованию искусственного осеменения еще хуже – оно практически не применяется. Частично – только в племенных хозяйствах. О какой селекционно-племенной работе можно говорить в такой ситуации? Повлиять на улучшение положения дел только силами науки невозможно. Нужна помощь государства. Ставропольскому краю и республикам СКФО выделено более 280 миллионов рублей на поддержку овцеводства. Часть средств можно было бы направить на научное обеспечение и организацию воспроизводства хотя бы в ключевых хозяйствах, так называемых точках роста. Например, на Ставрополье есть хозяйства, в которых ведется планомерная селекционная работа. К их числу относятся сельхозпредприятия «Вторая Пятилетка», «Маныч», «Восток», «Ленина» и другие. Поэтому в этих хозяйствах высокий выход молодняка и отличное качество шерсти.
– Какие проблемы воспроизводства овец на сегодня наиболее актуальны?
– Скажу кратко: отсутствие системы воспроизводства, основанной на искусственном осеменении овец; низкая оплодотворяемость и низкая плодовитость (например, при плодовитости 105–108% говорить о рентабельности овцеводства просто не приходится); низкая сохранность молодняка – не более 80%. И конечно – отсутствие искусственного осеменения и даже элементов учета в ЛПХ и КФХ.
– Проблемы, как вы сказали, копились годами. Как их преодолеть?
– Одномоментно этого не сделать. Нужна кропотливая работа. Но и в этом случае успех возможен, если будет четкая государственная поддержка. Специалисты нашего института считают, что только уговорами и увещеваниями ситуацию в овцеводстве не изменить. Нужно разумное администрирование, экономические рычаги, стимулирование сельхозтоваропроизводителей. Учеными института предлагаются к внедрению научные разработки. При этом наши сотрудники готовы сопровождать их внедрение от начала до конца.
– Реализация баранины идет успешно, чего нельзя сказать о шерсти. Все говорят, что она убыточна. Почему же шерсть не востребована?
– Шерсть как натуральный продукт всегда востребована. Вопрос в качестве. Например, Россия для дальнейшей переработки до пятидесяти процентов шерсти закупает за рубежом. За последние 14 лет количество овец в стране увеличилось на 62%, а производство шерсти на протяжении пяти лет остается на одном уровне – 53–55 тысяч тонн, или 23–24 тысячи тонн в мытом волокне. Сейчас, когда курс иностранных валют значительно вырос, делать такие закупки стало невыгодно, и спрос на шерсть российских овец должен возрасти. В связи с этим пуск в эксплуатацию в Черкесске нового инновационного предприятия «Квест А»
по переработке шерсти, возможно, поможет решить часть проблем со сбытом шерсти и наполнением внутреннего рынка. Интерес к шерсти растет. Чтобы поддержать хозяйства, которые на протяжении долгого времени планомерно занимаются овцеводством, в частности производством тонкой и полутонкой шерсти, государство выделяет более 153 миллионов рублей. Всего по России определено 37 таких хозяйств. Ставропольскому краю достанется 36 миллионов рублей. Тот, кто производит такую шерсть, будет получать дотацию – 75 рублей на один килограмм тонкой шерсти.
Что же касается баранины, то и здесь не все гладко и просто. Пройдите по магазинам и отметьте, как часто вы увидите на мясных прилавках, например, ставропольскую баранину? Кроме этого для откорма ягнят, баранчиков необходимо строить в хозяйствах откормочные площадки, чтобы получать тушки определенного веса и в короткие сроки. Нужна переработка. Но любому перерабатывающему предприятию нужны гарантированные поставки, и в больших объемах, что отдельное хозяйство сделать не в силах. Следовательно, хозяйства должны объединяться.
– Марина Ивановна, спасибо за интервью. Возможно, вы хотели бы что-то добавить к сказанному?
– По развитию и производству продукции овцеводства юг России занимал лидирующее положение в стране. Верится, что с развитием овцеводства, выходом его на качественно новый уровень развития наш регион получит не только большее количество продукции, но и формирование смежных производств – по переработке шерсти, баранины и так далее.
В заключение отмечу, что для каждого хозяйства, фермера, производственной единицы невозможно дать готовые рецепты эффективного ведения овцеводства. Однако в арсенале Всероссийского научно-исследовательского института овцеводства и козоводства имеется значительное количество современных разработок и разработок предыдущих лет, которые вполне актуальны сегодня.

Беседовал Игорь МОРОЗОВ
Ставропольский край

 

Расскажите друзьям:

Наши партнеры