Отдел рекламы в Краснодаре
(8 861) 201-15-02/03/04
Отдел рекламы в Ставрополе

Трансграничные болезни мира

31 июля 2014 10:18
Трансграничные болезни мира

Важность ветеринарии в последнее время значительно возрастает. В той или иной степени проблемы, возникающие в отрасли животноводства, затрагивают каждого из нас, даже стопроцентных вегетарианцев, так как вспышки опасных вирусных заболеваний животных приводят к экономическому спаду в агропромышленном комплексе того региона, где получили распространение ящур, АЧС, грипп птиц, а значит, все это влияет на качество жизни людей. Руководитель Государственного управления ветеринарии Краснодарского края Георгий Анастасович ДЖАИЛИДИ ответил на все вопросы нашего корреспондента в интервью Российскому аграрному порталу.

– Георгий Анастасович, охарактеризуйте, пожалуйста, эпизоотическую ситуацию на территории Краснодарского края с учетом приграничных к нему регионов.

– К сожалению, сегодня, рассматривая эпизоотическую ситуацию на Кубани, надо обращать внимание на положение дел не только в соседних регионах, не только в России, но и во всем мире в целом. Все больше появляется трансграничных болезней, которые «мигрируют» из одного государства в другое. Эти болезни имеют различные пути передачи, то есть могут попасть на сельхозпредприятия из дикой фауны, через заражение во время продажи животных и реализации готовой продукции. Поэтому нужно иметь полную картину по эпизоотической ситуации.

Внимание: новый серотип ящура!

– Сегодня в мире очень сложная ситуация по ящуру. Вся Азия в большей или меньшей степени заражена им. Турция, Иран, Афганистан, Ирак – в этих странах регистрируются десятки, а в некоторых из них – сотни очагов ящура. Очень сложная ситуация по ящуру в Китае, Вьетнаме, Монголии. И поэтому постоянная угроза заноса ящура в Россию идет по двум векторам: первый – из стран Ближнего Востока непосредственно на юг России (Ставропольский, Краснодарский края, Ростовская область, северокавказские республики), второй вектор – из Китая, Монголии, и его следствием являются постоянные вспышки ящура на территории Дальнего Востока.

Начиная с 80-х годов прошлого века ситуация по ящуру на Кубани была благополучной и только в прошлом году случился занос заболевания из Карачаево-Черкессии на территорию Мостовского района. Кубанское село Соленое, где и случилась вспышка, находится на границе с Карачаево-Черкессией, животные выпасались практически на одних и тех же пастбищах. Каким образом ящур попал на территорию Карачаево-Черкессии, где так же, как и на Кубани, ящура не было уже более 30 лет, – неизвестно. Один из предполагаемых путей заноса – с транспортом из закавказских республик, то есть сначала ящур был занесен в Северную Осетию, потом произошла закупка животных и перемещение между регионами. Но это только предположения. Другой вариант переноса заболевания – с дикими животными через горные массивы.

Сложность борьбы с этой вспышкой ящура заключалась в том, что существующая буферная зона по применению вакцин против ящура на территории России, в которую входят и Кубань, и Карачаево-Черкессия, не стали препятствием для вируса ящура. «Противоядия» от того вируса, который был занесен на Кубань и в Карачаево-Черкесскую республику – не содержалось в вакцине. Серотип ящура пришел совершенно новый, ранее не регистрируемый на территории России. Рано или поздно вирусы изменяются, меняют свою структуру, мутируют, поэтому разработанные ранее биопрепараты, антибиотики просто не срабатывают на новых серовариантах вирусов.

В России головным учреждением, которое проводит исследования вируса ящура, является Всероссийский научно-исследовательский центр защиты животных (г. Владимир). Все исследования по генной структуре вируса ящура, разработки вакцин производятся в этом центре. Когда произошла вспышка заболевания ящуром в кубанском селе Соленое, то специалистами владимирского центра была очень оперативно разработана новая вакцина, с высокой эффективностью именно по нашему местному вирусу ящура.

Очаги по ящуру, которые появились в 2013 году, удалось ликвидировать в самом зачатке. Сравните, в 1976-м, когда ящур был занесен на территорию Кубани, заболевание охватило 26 районов края, им было охвачено более 100 общественных хозяйств (колхозы, откормочные базы), более 12 тысяч КРС, 345 тысяч голов свиней, а также овцы. То есть тогда заболело поголовье свиней, которое сопоставимо, в принципе, со всем имеющимся на сегодня на Кубани. Мы же ликвидировали эту беду в прошлом году на территории одного района, оперативно локализовав вирус в трех населенных пунктах, где заболели животные в двадцать одном частном подворье. Ситуацию «вытащили» очень хорошо.

Сейчас основными опасностями для края являются такие болезни животных как бешенство, бруцеллез. При этом мы не забываем ни на одну минуту о профилактике ящура, АЧС, высокопатогенного вируса гриппа птиц, который постоянно регистрируется в Азии (Вьетнам, Индонезия, Китай), а также о вопросах по оздоровлению молочного стада КРС от лейкоза. Остальные болезни для нашего края, можно сказать, не столь  характерны и не могут причинить большого экономического ущерба.

В отдаленном будущем опасность будет представлять ящур, АЧС, грипп птиц. Вирусы мутируют сейчас и будут мутировать в дальнейшем. Может быть, проявят себя «старые новые болезни», которые десятками лет не регистрировались на нашей территории, это – и сап лошадей, и болезнь Шмалленберга.

http://www.kubanvet.ru/sprav6.html

 

АЧС и все-все-все…

– Губернатором края поставлена задача по наращиванию поголовья свиней. Как ее можно выполнить в условиях угрозы АЧС? И восстанавливают ли отрасль свиноводства в тех хозяйствах, где были зарегистрированы первые вспышки АЧС?

– Вспомните 2012 год: банки полностью перестали инвестировать во все краевые свиноводческие объекты, страховые компании прекратили работу с этими хозяйствами. Те, кто занимался свиноводством, понесли огромные потери, как прямые, так и косвенные. Были огромнейшие проблемы у перерабатывающих предприятий края: от продукции Краснодарского края тогда многие потребители просто-напросто отвернулись. Даже продукцию из кубанских хозяйств, где обеспечивался высокий уровень биологической защиты, то есть совершенно безопасную, не хотели брать, а слова о том, что она произведена на территории Кубани, вызывали сразу реакцию отторжения.

После того как в 2012 году губернатором Кубани было принято решение о запрете содержания свиней во всех хозяйствах, которые не отвечают требованиям биологической защиты, мы из точки «невозврата» все-таки возвращаемся к развитию свиноводства. В крае не было ни одной вспышки АЧС на домашних свиньях с октября 2012 года.

Единственная вспышка АЧС была зарегистрирована в прошлом году в окрестностях Анапы на популяции дикого кабана. Но этот вопрос больше относится к проблеме депопуляции дикого кабана. Численность кабана в дикой фауне нужно сокращать. А если этого не делать, то со временем он, конечно, и сам вымрет, но данный процесс может продлиться очень долго. Это подтверждает ситуация, сложившаяся на территории Центральной России. Дикий кабан продолжает оставаться источником заноса болезни. Полностью исключить дикого кабана из фауны, конечно, нереально, но заниматься его отстрелом необходимо. В Дании, например, действует закон о том, что любой охотник, увидев дикого кабана, должен его отстрелить. Хотя страна эта и пережила африканскую чуму свиней, сегодня поголовье сельскохозяйственных животных восстановлено и составляет не менее 15 миллионов. Дела животноводческой отрасли явно поправились, а дикий кабан по-прежнему находится под запретом.
Сейчас, когда АЧС перешла границы РФ, вспышки ее зафиксированы в Польше, Литве, Латвии, Украине, Белоруссии, возникает вопрос: как обезопасить Европу от вируса АЧС? Ситуацию обостряет и то, что дикий кабан во многих странах Европы разводился специально, есть много охотничьих угодий, где этим целенаправленно занимались. Следовательно, распространение вируса может быть значительным.

Наш край пережил пик по АЧС в 2012 году, стабилизировал ситуацию в 2013-м. В первом полугодии 2014-го – благополучен по АЧС. На сегодняшний день кубанскую продукцию принимают в любом регионе РФ, нет проблем с ее передвижением, начало развиваться свиноводство. И сегодня перед нами действительно стоит задача по наращиванию поголовья свиней. Потенциального инвестора необходимо убедить в том, что на территории Краснодарского края можно заниматься свиноводством.

После вспышек АЧС было резкое отрицание вообще возможности разведения свиней на территории Кубани, но когда инвесторы поняли, что основные вопросы по содержанию свиней в незащищенных хозяйствах края мы решаем, они нам поверили.

В Калининском районе запущен «Кубанский откормочный комплекс», его открыли в прошлом году, в этом – начнется производство. В Выселковском, Усть-Лабинском, Тбилисском районах сейчас строятся свиноводческие комплексы. Уже есть оценка бизнесом, что в Кубань можно вкладывать деньги. Хотя сказать, что все массово начали заниматься свиноводством, конечно, нельзя. Но я думаю, что если мы удержим ситуацию в тех рамках, которые существуют на сегодняшний день, то Кубань станет для инвесторов одним из самых привлекательных регионов.

Однако мы подсчитали, что свиноводство рентабельно только тогда,  когда на ферме содержится от 10 тысяч свиней и при этом обеспечен необходимый уровень биологической защиты. Можно построить и небольшую свиноводческую ферму, и она будет отвечать уровню защиты, но окупаемость такого проекта – сомнительная. В строительство дезбарьера, санпропускника, ограждений, в термообработанные корма надо вложить немалые средства. И если все это делать ради содержания 50 голов свиней, то проект фермера никогда не окупится. У нас нет запрета, ограничивающего количество животных. Можно организовывать свои дела так, как сочтете нужным, но при этом должны знать, что экономически целесообразно, а что – нет.

Вспышки АЧС, к сожалению, регистрируются сегодня по всей России. В прошлом году специалисты управления ветеринарии по Краснодарскому краю выезжали для оказания методической помощи в Воронежскую, Тульскую области. Сейчас наши специалисты работают в Пскове, где вспышка АЧС зарегистрирована в очень крупном хозяйстве.

Сложная эпизоотическая ситуация диктует свои правила защиты. В Испании чума полыхала 37 лет, в Португалии – более 40. Как они избавились от АЧС? В Испании чума прекратилась после того, как 97% свиней оказались в защищенных хозяйствах, то есть в промышленном секторе. Этим страна и обезопасила себя. Когда закончились вспышки АЧС, поголовье свиней быстро увеличилось до 22 миллионов. Но в Дании, Франции, Италии до сих пор неблагополучна обстановка по АЧС. На итальянском острове Сардиния вирус попал в дикую природу. Как только делаются попытки завезти домашних свиней, болезнь распространяется молниеносно.

В каждой европейской стране по этому поводу действует свое ветеринарное  законодательство. Но однозначно можно утверждать,  что с каждым годом требования всюду ужесточаются. А используемые к делу подходы  в целом  похожи на наши: надежная изоляция и ограниченный доступ.

Кроме того, у людей в Европе другой менталитет. Ни в Испании, ни в Греции, ни во Франции – нигде в частном секторе животных практически не выращивают для употребления в пищу. Если фермер хочет заниматься животноводством, то ему говорят: пожалуйста, только землю для этого дела покупай за пределами населенного пункта. В принципе, это то, к чему и мы сейчас пришли, по крайней мере, в свиноводстве.

В Европе изначально разорвана эпизоотическая цепь, которая, как правило, состоит из трех позиций: источник заболевания, механизм передачи и восприимчивое животное. То есть если какой-то кусок инфицированного мяса и попадет на стол людям в Западной Европе, то они его съедят, остатки выбросят, мусор сожгут на утилизационном заводе. А у нас в России? Владельцы личного подсобного хозяйства поели, вымыли посуду и эту воду слили свиньям в качестве корма. У нас были такие случаи, когда животные инфицировались через пищу, и через три-семь дней – летальный исход.

В связи с АЧС возникали и сопутствующие проблемы.

Во-первых, до сих пор не возмещено 750 миллионов рублей пострадавшим от АЧС предприятиям. Одни из них судятся с Управлением ветеринарии Краснодарского края по возмещению этих денег, другие – просто ждут. Но средств для подобных выплат сельскохозяйственным предприятиям пока нет в бюджете. Мы просили помощи у Правительства Российской Федерации, и необходимые финансы закладывали в бюджет, но два раза в связи со сложным экономическим положением в других регионах РФ выплаты откладывались. КФХ и ЛПХ компенсацию за отчужденных животных получили.

Во-вторых, ликвидированные по инструкции животные из первой угрожаемой зоны могли быть переработаны на предприятиях при специальном температурном режиме свыше 80 градусов. Но государственных мясокомбинатов, которым это можно было поручить, нет, а частников не заставишь взять на переработку продукцию из зон с АЧС. Свой отказ они обосновывали так: «Сейчас жесточайшая конкуренция. Каждое предприятие зарабатывает имидж десятилетиями. И если какое-нибудь из них возьмет мясо животных из первой угрожаемой зоны, то любой конкурент обязательно использует эту информацию. Были случаи, когда предприятия банкротились из-за потери имиджа».

Кроме того, по законодательству, если на предприятии производится убой животных из первой угрожаемой зоны, то данный мясокомбинат ставится на карантин до тех пор, пока не будет переработана последняя туша, поступившая из района с АЧС. И только потом возможно проведение полной санации комбината. Выпуск другой продукции (большей части ассортимента) на данном предприятии в это время запрещен. Случалось так, что кубанские заводы уже соглашались взять мясо, но когда узнавали о карантине, – тут же передумывали.

Пытались решить вопрос с помощью передвижных цехов. Искали по всей стране оставшиеся еще с советских времен армейские передвижные установки. Но когда нашли, то осознали, что их мощности – невероятно низкие, они не справятся с тем объемом  сырья, который образуется в случае вспышки АЧС.

Продукция, полученная в таких передвижных цехах либо на мясокомбинатах, была бы совершенно безопасна, ее можно было бы направить, например, на обеспечение минобороны. Но все происходит на конкурсной основе, поэтому нужна конкурентная цена, и этот процесс становится экономически невыгодным.

Ждать изобретения вакцины от АЧС не следует. Самый точный ответ на этот вопрос дал бывший директор Департамента ветеринарии Министерства сельского хозяйства Российской Федерации Иван Кириллович Рождественский. Он сказал, что если бы было возможно создать вакцину против АЧС, то человек, создавший ее, стал бы мультимиллионером. Раз это до сих пор не сделано, значит, подобное невозможно.

Ситуация с лейкозом – напряжение есть

– Какие проблемы сегодня существуют в молочном животноводстве края?

– Молочное животноводство – это высокозатратное производство. Многие владельцы хозяйств считают, что лучше от него избавиться. Количество КРС в крае за последние двадцать лет уменьшилось вдвое. Но за счет того, что возросла молочная продуктивность, край пока держится в лидерах по молоку. Однако падение поголовья животных – большая проблема. Решить ее не помогают ни уговоры, ни силовые методы.

Сегодня, к сожалению, повторюсь, работает один принцип: если бизнес выгоден, то в него вкладывают деньги. Если инвесторы не видят экономической выгоды, коров либо вырезают сразу, либо по решению руководства перед работниками ферм ставится задача постепенного уничтожения молочного стада, животных начинают плохо кормить, не лечить, тем самым приближая их якобы естественную убыль.

Плюс для многих хозяйств с высокопродуктивным стадом характерны проблемы с воспроизводством. Выходит, чем выше продуктивность, тем меньше телят получают на сто коров. А в крае за последние годы продуктивность выросла в два раза – многие надаивают больше шести тысяч, есть хозяйства, где надаивают 9, 10, 12 тысяч килограммов молока. Но здесь тоже дела обстоят не самым лучшим образом, прежде чем решать проблему с воспроизводством, надо начинать с проблем кормления, содержания, и только потом уже заниматься воспроизводством.

Каплю дегтя в развитие молочного животноводства добавляет проблема по лейкозу. Она становится все более актуальной. Согласно регламентам Таможенного союза на молоко и молочную продукцию, необходимая документация, подтверждающая ее качество, начиная с 2015 года, будет выдаваться только на молоко, полученное с благополучных по лейкозу ферм. А таких в крае совсем немного. На Кубани действовала программа оздоровления поголовья от лейкоза, но она до конца не завершена. А когда изменилась технология содержания коров, ситуация с лечением и профилактикой еще более усугубилась. Раньше в каждом корпусе стоял свой молочный блок, можно было разбить животных по разным помещениям и здоровых доить отдельно от больных. Сейчас на фермах, как правило, один доильный зал. Корова переходит то в группу сухостоя, то в родильное отделение, потом в группу раздоя, затем в группу получения молока – происходит смешивание поголовья. В этой ситуации можно «оздоровиться» лишь двумя способами: произвести убой всех РИД-положительных коров, что сразу даст большой процент выбытия животных и потерю валового объема молока, либо со временем вся ферма становится полностью лейкозной, и все животные сдаются на убой. А затем приобретается новое здоровое поголовье. Закупить в крае поголовье не получится, кубанским хозяйствам не хватает ремонтного молодняка даже для действующих ферм. Экономя на оборудовании, людских ресурсах, неправильно организуя весь технологический процесс, руководители молочных ферм, к сожалению, обостряют ситуацию по лейкозу все больше. Поэтому сейчас определен переходный период до конца 2015 года, во время которого необходимо полностью оздоровить молочное поголовье.

В частное подворье ветеринарам путь заказан?

– Каким образом сегодня выстроены взаимодействие и совместная работа ветеринарной службы и ЛПХ, КФХ, сельскохозяйственных организаций?

– Сегодня органы исполнительной власти ограничены в функциях и не могут вмешиваться в хозяйственную деятельность субъектов, не нарушив тем самым антимонопольное законодательство и ряд других законодательных норм.

У ветеринарной службы Краснодарского края несколько направлений деятельности. Одно из них – надзор. Он был, есть и будет! К сожалению, мы до сих пор сталкиваемся с тем, что не все владельцы животных, руководители сельскохозяйственных организаций законопослушны. Поэтому штрафные санкции необходимы. Другое направление – профилактика, консультации и помощь.

Нами ведется серьезная профилактическая работа, которая предусмотрена общим планом противоэпизоотических мероприятий. Этот план утверждается на каждый календарный год, в нем зафиксированы все объемы вакцинаций, исследований, профилактических обработок животных. Кроме того, в каждом районе края мною и главой района утверждается план проведения профилактических и противоэпизоотических мероприятий.

Обязательно проводятся исследования КРС на бруцеллез, лептоспироз, туберкулез, лейкоз. Крупный рогатый скот на территории края вакцинируется против сибирской язвы, ящура, лептоспироза. Мелкий рогатый скот обязательно вакцинируется против сибирской язвы, ящура, проводятся исследования на бруцеллез. По поголовью свиней – свой график исследований и вакцинаций. По птицам проводится основная вакцинация от гриппа птиц. Время проведения вакцинаций различное. Есть схема применения вакцин, по которой, например, вакцина против сибирской язвы на взрослых животных применяется один раз в год. Для молодняка КРС и МРС первая вакцинация против сибирской язвы проводится в три месяца, следующая – через полгода (в девять месяцев), потом – один раз в год. Индивидуальный подход применяется к каждому животному. К примеру, специалист зашел во двор ЛПХ с вакцинацией против сибирской язвы и сразу подбирает группу животных – взрослое поголовье, которое можно вакцинировать в данное время, но если там был еще и молодняк, то позже организуется и дополнительная вакцинация. Против ящура вакцинируют один раз в полгода – взрослых животных (КРС, МРС), а молодняк с 4 до 18 месяцев вакцинируется ежеквартально.

В последние годы перебоев в поставках вакцин нет. В крае каждый год проводятся торги, на которых определяется предприятие, полномочное на хранение вакцин. В основном приобретаются вакцины российского производства. География поставок широкая: Ставропольская, Армавирская, Щелковская, Орловская биофабрики, Институт защиты животных, Институт ветеринарной вирусологии и микробиологии. Нареканий к качеству отечественных вакцин у нас нет, если их правильно применять, они обычно не подводят. Как правило, профилактическая работа строится по определенному плану, но бывают и непредвиденные обстоятельства, как в случае со вспышкой ящура в прошлом году, когда мы внепланово проводили вакцинацию в зонах, подозрительных на наличие вируса, всего находившегося там поголовья КРС, МРС.

Отмечу, что в частном секторе на территории Кубани обслуживание животных производится полностью силами государственной ветеринарной службы. Ветеринарные врачи наших подведомственных учреждений должны в каждом подворье вакцинировать все поголовье коров, овец, птицы, кроликов. Если вакцинация проводится против заболеваний из перечня особо опасных – таких как ящур, сибирская язва, лептоспироз – то она для хозяйств бесплатна, так как финансируется за счет краевого бюджета, вакцина также предоставляется бесплатно за счет федерального бюджета. Ежегодно в край поставляется вакцина на сумму порядка 80–100 миллионов рублей. Кроме того, для КФХ, ЛПХ, сельскохозяйственных организаций исследования на болезни животных из перечня особо опасных (бруцеллез, сибирская язва и другие) также проводятся на бесплатной основе.

Чтобы не допускать обострения эпизоотической ситуации в крае, мы пришли к такой практике: обходим все личные подсобные хозяйства. Ведь корову еще можно выгнать на обработку, а молодняк – нет, он еще не приучен ни к стаду, ни к улице, он содержится у многих прямо дома. Обход дворов позволяет охватить все поголовье животных.

Но, к сожалению, со стороны руководителей ЛПХ и КФХ отношение к своим, в общем-то, обязанностям по соблюдению ветеринарного законодательства разное. Кто-то без вопросов предоставляет поголовье, при транспортировке животных обязательно обращается за сопроводительными документами. А есть те, кто прячет животных, например, если завезли поголовье заведомо больное, то и не хотят его исследовать, так как знают, что могут быть проблемы.

Специалисты нашей службы оказывают консультационные услуги, но люди бывают разные, кто-то выполняет наши рекомендации, а кто-то считает, что никакая помощь ему не нужна. К сожалению, на сегодняшний день законодательство это позволяет.

Обходы подворий могут проводиться в рамках плановых ветеринарных мероприятий (лечение, вакцинация, отбор материалов для исследований), или в рамках ветеринарно-санитарного мониторинга, который закреплен КЗ № 120 «О государственном ветеринарном надзоре в Краснодарском крае». Организуя мониторинг, мы один раз в квартал имеем право зайти в каждое подворье, посмотреть, что там происходит, дать свои рекомендации. Сталкиваясь с противодействием, когда владелец ЛПХ, КФХ не пускает ветеринаров во двор, инспекция издает приказ о проверке этого хозяйства, и если нас уже во второй раз не пускают на территорию фермы или подворья, то в рамках этого приказа поведение владельца ЛПХ квалифицируется как противодействие государственному контролю-надзору. Здесь мы уже можем включать, и включаем штрафные санкции. То есть определенные рычаги для влияния на нерадивых владельцев ЛПХ, КФХ существуют, и они эффективны.

Что делать с биологическими отходами?

– На страницах нашей газеты не раз поднимался вопрос о выявлении на территории соседних регионов бесхозных скотомогильников, грозящих распространением опасных заболеваний. Очевидно, такая проблема существует и на Кубани. Если это так, что делается для ее решения?

– С распадом Советского Союза разрушились многие сельхозпредприятия. Скотомогильник, который ранее принадлежал колхозу или совхозу, оказался на фермерской земле либо на земле муниципалитета, а то и вообще «завис в воздухе». Есть проблемы в правовом нормативном регулировании, например в 131-м федеральном законе «О местном самоуправлении» полномочия по поддержанию в хорошем ветеринарно-санитарном состоянии скотомогильников не переданы в муниципалитеты. Только если скотомогильник стоит на балансе МО, тогда ответственность за его содержание ложится на район.

Сейчас в крае создается система утилизации биологических отходов. Законом Краснодарского края полномочия по строительству объектов для утилизации биологических отходов отданы в МО края. Финансирование данной программы ведется уже два года: практически во всех районах края закуплено спецоборудование (крематоры, автотранспорт, контейнеры), отведена земля под строительство площадок для утилизации биоотходов. Части муниципальных образований, у которых уже была готова проектно-сметная документация, минсельхоз уже в этом году перечислит средства для строительства таких площадок. Те, кто не успел провести предварительные работы в этом году, финансирование получат в следующем. Я думаю, что через один-два года эта работа будет завершена. В крае, по крайней мере, перестанут создаваться новые скотомогильники, и мы будем работать цивилизованно, как во всем мире, сжигая либо перерабатывая биологические отходы. Кроме того, уже сейчас есть возможность переработки серьезных объемов биоотходов на Тимашевском утильзаводе. Важно, что для частного сектора сдача биоотходов будет вестись через сельские поселения, и мы хотим сделать эту процедуру для владельцев личных подсобных хозяйств бесплатной. Сельхозпредприятия должны будут либо организовать свой крематор, либо сдавать биоотходы на утильзавод и оплачивать расходы на переработку.

Сегодня, кроме утильзавода в Тимашевске и закупленных организациями и муниципальными образованиями крематоров, в крае имеется тринадцать скотомогильников, в том числе один сибиреязвенный, и семьдесят биотермических ям. Потенциальную опасность представляет только этот единственный сибиреязвенный скотомогильник, так как данное заболевание может веками сохраняться в почве. Но в нашем случае скотомогильник расположен в таком месте, где ему не грозят ни подтопление, ни другие природные катаклизмы, он хорошо охраняется, за ним ведется постоянное наблюдение.

Законодательная «вилка»

– Какие изменения планируется внести в закон «О ветеринарии»? Чем они вызваны?

– Закон о ветеринарии принят давно, в 1993 году. А вот изменения к нему готовятся и выходят постоянно. В одной из подготовленных, но еще не принятой редакции, очень объемной, вроде бы прописано все, что необходимо: процедуры, которые затрагивают ветеринарную деятельность – ветеринарно-санитарная экспертиза, проведение профилактических мероприятий, отчуждение животных и другие. Эта редакция уже принимается несколько лет, но перспективы утверждения ее Государственной Думой Российской Федерации, на мой взгляд, призрачны. Однако я считаю, недостаточно просто прописать ряд мероприятий в законе. На каждую процедуру необходимо разработать и принять соответствующую подробную инструкцию. Сегодня мы, к примеру, используем инструкцию по АЧС 80-го года, инструкцию по блютангу – 94-го, есть инструкции и 60-х годов. Но ведь с тех пор животноводство стало другим, технологии несколько раз успели смениться. В некоторых случаях мы попадаем в определенную законодательную «вилку», так как представляем государство и должны требовать выполнения законов в области ветеринарии в соответствии с нормативными документами. А в наличии имеем нормативный документ 60-го или 70-го года!

Пока, к сожалению, все изменения сводились к тому, что в законе менялась не ветеринарная, а только его административная часть, например, вносились изменения в связи с созданием Россельхознадзора в 2004 году. В 2011-м были внесены изменения, согласно которым осуществление государственного ветеринарного надзора было отнесено только к функциям органов исполнительной власти. И если до 2011 года наши подведомственные учреждения – их на тот момент было 44 единицы – могли осуществлять государственный ветеринарный надзор, то сейчас это могут делать только управления ветеринарии. Поэтому пришлось изменять структуру государственной ветеринарной службы. Сегодня даже такие серьезные документы как, например, «Положение о государственном ветеринарном надзоре на перерабатывающем предприятии» не соответствует закону «О ветеринарии».

Подобная правовая свобода ни к чему хорошему не приводит, скорее, наоборот, расхождения в нормах законодательства позволяют судам в разных районах края, регионах принимать по одним и тем же искам разные решения. В таких законодательных реалиях непросто заниматься ветеринарной деятельностью. А ведь в советские времена считалось, что ветеринарная служба сильна именно своим законодательством.

Основная движущая сила в модернизации ветеринарного законодательства на сегодня – Минсельхоз России. При этом Минсельхоз, естественно, советуется с регионами. Мы как управление несколько раз писали отзывы на разные варианты закона о ветеринарии, вносили свои предложения, консультировали по вопросам составления инструкции по борьбе с АЧС и другими болезнями животных.

 Минсельхоз провел большую работу, подготовлены проекты новых инструкций и правил. В другой, более актуальной и менее объемной редакции лаконично указано меньшее количество процедур, но при этом говорится, что право разрабатывать инструкции вверяется Минсельхозу России. Это более быстрый и рациональный путь. Но пока не будут изменены необходимые позиции в самом законе «О ветеринарии», Минсельхоз России не уполномочен издавать эти новые инструкции.

Кроме того, много проектов законодательных и нормативно-правовых актов сегодня разрабатывает федеральное государственное бюджетное предприятие «Центр ветеринарии». Новые инструкции по болезням животных готовят ведущие научно-исследовательские учреждения. Например, Институт вирусологии и микробиологии, который всю жизнь занимался АЧС, предоставил новый проект инструкции по борьбе с АЧС, другие научные учреждения готовят инструкцию по ящуру.

Но прогнозировать, когда будет принята новая редакция закона о ветеринарии – сложно.

Электронная система – не для наших просторов

– В 2017 году Россия планирует полностью перейти на электронное оформление ветеринарно-сопроводительных документов. Прокомментируйте эту информацию.

– Если бы мы перешли на выдачу электронных сопроводительных документов, – это было бы замечательно. Но давайте смотреть на ситуацию реально.

В Европе и США в электронную систему оформления ветеринарно-сопроводительных документов входят только крупные и средние сельскохозяйственные организации, перерабатывающие предприятия. Почему? Потому что в частном секторе прямым производством продукции никто не занимается. На Кубани же 300–400 тысяч подворий, так или иначе задействованных в производстве животноводческой продукции. Для того чтобы запустить систему выдачи ветеринарно-сопроводительных документов в электронном виде, необходимо каждое предприятие, которое в той или иной степени связано с производством или переработкой продукции животноводства, «вбить» в общую базу данных. Основная задача выдачи ветеринарных документов в электронном виде – отследить передвижение продукции. Поэтому в базу должны вноситься все субъекты хозяйствования, переработки, продажи животноводческой продукции. Плюс добавьте к этим четыремстам тысячам подворий фермы, мясокомбинаты, молокозаводы, бойни, предприятия общепита, торговли. Электронно-технологическое обеспечение этого проекта выльется в немалые средства (компьютеры, Интернет, программное обеспечение и т.д.). В то же время в справке Министерства экономического развития говорится, что территория РФ обеспечена Интернетом на 40%; Москва, Санкт-Петербург – на 90%; некоторые регионы РФ – только на 15–17%. Для того чтобы снабдить только ветеринарные службы Кубани компьютерами, модемами, Интернетом, потребуется 75 миллионов рублей.

Наши коллеги из Ростова пошли еще дальше, они предположили, что если при выдаче ветеринарно-сопроводительных документов необходимо использовать персональные данные, то значит, информация пойдет по закрытым каналам связи. Затраты увеличиваются еще в два-три раза! При этом учтите, что Кубань и Ростов – не последние регионы по обеспеченности оргтехникой и электронными коммуникациями… Представьте самые отдаленные населенные пункты Красноярска, вот если оттуда зимой вывозят оленину, и на нее нужно будет выписывать в электронном виде сопроводительные документы?! В оленеводческом стойбище должна быть розетка, электричество, Интернет, программное обеспечение и специалист, который в этом разбирается. Оленеводы своих животных также не повезут к ветеринарам для выписки электронных документов. Только если у нас будет западная, «американская» система хозяйствования, когда животноводство есть только на крупных предприятиях, тогда можно вводить электронную систему. При существующей у нас системе хозяйствования в АПК электронный документооборот в животноводстве невозможен, в него не вписываются ни ЛПХ, ни КФХ.

Первоначально такая идея возникла с целью экономии. Краснодарский край сегодня приобретает бланки бумажных сопроводительных на несколько миллионов рублей, но в данном случае счет идет на единицы, а при переходе на электронные документы затраты края и бизнеса будут исчисляться уже десятками, если не сотнями миллионов рублей. В проекте закона также написано, что электронные документы будут выдаваться аграриям бесплатно, следовательно, в данном случае государство должно взять на себя эти затраты. А готово ли оно к таким вложениям…

Что век грядущий нам готовит?..

– С 1 мая 2014 года вступил в силу технический регламент Таможенного союза «О безопасности мяса и мясной продукции». Какие изменения в связи с этим произошли в работе ветеринарной службы, в деятельности сельхозпредприятий, фермерских и личных подсобных хозяйств?

– Мы, естественно, пользуемся этим регламентом в части ветеринарного надзора. Но в основном регламент содержит требования к технологии производства продуктов питания, к транспортировке. На крупных предприятиях эти правила соблюдались и будут соблюдаться. Что касается ЛПХ, то Кубань в большей степени еще несколько лет назад ушла от убоя животных на подворьях. У нас уже тогда были требования производить убой животных на специализированных бойнях. Вопрос по бойням КРС в принципе решен. А вот по кроликам, птице он стоит остро. Минсельхоз над этим серьезно работает. Недавно были запущены несколько боен по убою кроликов. Да, на рынки края попадают птица, кролики, нутрии, забой которых произвели на подворьях. Но в данном случае есть двойной контроль со стороны ветеринарных служб. Животные осмотрены перед убоем, проводится ветеринарно-санитарная экспертиза на местах и дается справка для реализации на рынках. Затем на рынке в лаборатории ветеринарно-санитарной экспертизы проводится вторая проверка продукции. В торговые сети это мясо однозначно не попадает. Что касается мяса птицы, то сегодня еще не принят соответствующий технический регламент. Регламент на мясо и мясную продукцию мы исполняем, но мясо птицы к нему не относится, поэтому получается, что птицу все еще можно забивать на подворьях, это не является нарушением.

– Идет разработка «Стратегии развития ветеринарной службы Кубани до 2020 года». Какие основные моменты в нее входят?

– Да, мы действительно разрабатываем этот документ. Работа по его разработке идет достаточно сложно. Как я вижу в целом эту стратегию? Нам необходимо серьезно укреплять материально-техническую базу. К сожалению, до той ситуации по АЧС, которая произошла в 2011–2012 годах, объемы финансирования ветслужбы не удовлетворяли ее потребности. Да и на сегодня проблем более чем достаточно.

Если здания ветеринарных управлений приведены в порядок, то здания ветеринарных участков, пунктов, лечебниц, построенные в 50–70-х годах прошлого века, с тех пор капитально не ремонтировались. Кроме того, нужно приобретать новое лабораторное оборудование. Всего по краю работает 400 ветучастков, из них процентов 70 нуждаются в реконструкции.

В последние годы финансирование ремонта, закупки оборудования велись в рамках подпрограммы «Обеспечение ветеринарного благополучия», которая входила в программу «Развитие сельского хозяйства до 2020 года». К сожалению, этих средств было недостаточно.

Вышел ряд новых технических регламентов, в которых заложен механизм контроля продукции. Например, нужно определять в продукции тяжелые металлы, антибиотики, микотоксины, следовательно, необходимо современное оборудование, позволяющее количественными методами производить все исследования. Набор оборудования для одной такой лаборатории стоит не менее 70–75 миллионов рублей. Поэтому вполне возможно, что мы не сохраним то количество лабораторий, которое есть, а сократим их, укрупним, но оснащать их будем современным оборудованием. Трудно, конечно, будет с этим справиться, так как даже для обеспечения 10–12 лабораторий по краю потребуются миллиарды рублей. Этот вопрос требует серьезного обеспечения, и мы после утверждения концепции направим соответствующее обращение губернатору Кубани Александру Николаевичу Ткачеву, а также в Законодательное Собрание Краснодарского края.

Последние годы нашему краю выделялись  средства на приобретение специального автотранспорта, более чем 200 единиц лабораторного оборудования, 27 дезинфекционных установок. Такое дезинфекционное оборудование необходимо каждому району края. Однако это не говорит о том, что все проблемы решены.

При разработке  стратегии  вопросам обеспеченности  лабораторий профессиональными кадрами должно уделяться самое пристальное внимание.  А здесь тоже не все просто. С подготовкой кадров проблем никаких  нет. Кубанский государственный аграрный университет, армавирский и лабинский техникумы, техникум «Венцы Заря» выпускают много отраслевых специалистов с высшим и средним специальным образованием, но далеко не все из них идут работать на животноводческие предприятия. Потому как нет для этой молодежи никакой мотивации – на селе не всегда высокая зарплата, у ветеринаров нет таких льгот, например, как у обычных сельских врачей, которые сейчас, переезжая жить и работать на село, получают подъемный миллион и жилье. Сегодня, хотя и подняты ветеринарным специалистам зарплаты, они все равно отстают от уровня средней зарплаты по краю, так как оплата их труда зависит от того, сколько зарабатывает район, сельское поселение. Если есть возможность выделить надбавку, то ее дают, если нет, то ветеринарный специалист получает всего 20–22 тысячи рублей. Нужно подумать и о повышении квалификации ветеринарных врачей,  чтобы у них была возможность постоянно повышать свой профессиональный уровень.  Хотим – не хотим, а современные условия  этого требуют: мы вошли в ВТО, работаем в рамках Таможенного союза, специалисты  обязаны знать много международных нормативных документов. Поэтому необходимо отправлять ветеринарных врачей на обучение за границу. Пока мы организовываем  для них стажировки по России (Москва, Санкт-Петербург). Недавно провели семинары  по документации, связанной с ВТО, у нас в России, но в качестве лекторов выступили европейские специалисты.
Считаю, что комплексная стратегия развития ветеринарной службы Кубани необходима. Организации работы ветеринарной службы в нашем крае должно уделяться должное  внимание.

Беседовала
Инна БОКАНЧА
Краснодар

Расскажите друзьям:

Наши партнеры