Вы здесь

БИОТЕХНОЛОГИЯ КАК ОСНОВА БЕЗОПАСНОГО ЗЕМЛЕДЕЛИЯ

14 марта 2017 15:01
БИОТЕХНОЛОГИЯ КАК ОСНОВА БЕЗОПАСНОГО ЗЕМЛЕДЕЛИЯ

В последнее время российские аграрии проявляют все больший интерес к биотехнологиям. Российская аграрная газета «Земля и Жизнь» стала организатором «круглого стола» на тему «Биотехнологии как основа безопасного сельхозпроизводства. Способы снижения химической нагрузки на почву», в котором приняли участие ведущие ученые КубГАУ, Всероссийского НИИ биологической защиты растений, аграрии Краснодарского края и Ростовской области.

Органика по закону

На мероприятии, прошедшем в середине февраля, обсуждались такие вопросы как принятие закона о производстве органической продукции на федеральном уровне, повышение эффективности применения биопрепаратов, способы снижения химической нагрузки на почву и восстановление естественной поч-
венной биоты, а также вопросы сокращения издержек аграриев с помощью биопродукции, перспективы биоземледелия на юге России. Дискуссия получилась по-настоящему интересной и полезной. 
Аллина Владимировна Корнева, директор ИД «Земля и Жизнь ЮФО»:
– Много лет мы стараемся держать «руку на пульсе» всех проблемных вопросов агропромышленного комплекса. На наши мероприятия стремимся собрать такой круг заинтересованных лиц, чтобы было возможно всестороннее обсуждение самых острых тем. Сегодняшний «круглый стол» мы решили посвятить биотехнологиям.

– Нашу дискуссию начнем с обсуждения регионального закона об органической продукции, принятого в Краснодарском крае еще в 2013 году, – предложил Андрей Николаевич Пугачев, исполняющий обязанности главного редактора газеты «Земля и Жизнь», выступивший ведущим мероприятия. – Насколько эффективно он работает у нас в крае, возможно ли принятие подобного закона на федеральном уровне?

Владимир Яковлевич Исмаилов, заместитель директора по научной работе, кандидат биологических наук ФГБНУ «ВНИИБЗР»:
– Такие законы без подзаконных актов и решений нежизнеспособны. Во-первых, нужно четко прописать, что получение чистой органической продукции должно быть обеспечено целым рядом привилегий. В частности речь идет о дифференциации цен на традиционную и органическую продукцию. Во-вторых, отсутствуют субсидии для аграриев, применяющих биологические средства защиты растений, биоудобрения. Необходимо, чтобы закон об органическом земледелии все время поддерживался как сверху, так и снизу. Наш институт курирует целый ряд хозяйств, практикующих органическое земледелие не только в нашем крае, но и за его пределами – Ростовская, Волгоградская области, Ставрополье. Проблемы везде одинаковые: если нет дифференциации цен, поддержки от государства, то не получается поступательного движения в этом направлении. Сейчас готовится к принятию региональный закон об органическом земледелии в Ростовской области. В Ульяновской и Белгородской областях, а также в Татарстане и нашем крае он уже принят. Но именно федеральный закон мог бы ускорить развитие органического земледелия в стране.

Рост производства биологических средств защиты растений в мире ежегодно достигает 15–20 процентов. Это колоссальное достижение. На уровне государства приняты два ГОСТа на органическую продукцию, что приведет к ускоренному продвижению органического земледелия в первую очередь на юге России. Необходимы такие разработки, которые сделают системы биологической защиты растений, их применение полностью оправданными с экономической точки зрения и не уступающими по эффективности химическим препаратам. 
Свое мнение по поводу органического земледелия высказали и производители биопрепаратов.

Юрий Леонидович Небосов, генеральный директор компании «Кубанский АгроБиоКомплекс»:
– Впервые в жизни я услышал о биопрепаратах за рубежом. Когда в Цюрихе однажды зашел в продовольственный магазин, то возле определенных полок обнаружил очередь людей. Цена на продукцию была на 40 процентов выше, чем в остальных разделах супермаркета. Это оказался отдел органики, куда товары поставляли местные фермеры. Продукция, выращенная с применением минеральных удобрений, химических средств защиты там продается отдельно и спросом обычно не пользуется. Экскурсовод пояснила: те, кто питается органическими продуктами, не болеют никакими аллергическими заболеваниями. Меня это очень заинтересовало, поскольку у моего старшего внука была аллергия, и он вынужденно отказался от многих продуктов, выращенных по традиционным схемам возделывания.

Побывав в Испании, я узнал, что эта страна является основным производителем биогумуса в Европе. Удивила и Греция, куда специально завозят биогумус. Вернувшись на родину, я решил организовать собственное дело и стал искать поставщиков биогумуса на Кубани – мне нужно было приобрести 50 тысяч тонн. Кирпильская и Абинск предложили мне 500 килограммов и 2 тонны биогумуса соответственно. Но этого объема оказалось критически мало. В итоге на территории заброшенного кормоцеха в станице Старокорсунской мы построили свое производство биогумуса – организовали переработку навоза КРС молочного стада, объемом до 10 тысяч тонн. Мы сотрудничаем с учеными КубГАУ: одним из первых к нам приезжал профессор Александр Иванович Петенко, высказал свои предложения, прозвучала и конструктивная критика из его уст. На сегодня из всех присутствующих он лучше всех знаком с нашим производством. Также нас опекает профессор Ольга Степановна Безуглова, заведующая кафедрой почвоведения Южного федерального университета (Ростов-на-Дону). 
Ю.Л. Небосов привел несколько примеров успешного биоземледелия. Фермер из Дагестана два года приобретает в «Кубанском АгроБиоКомплексе» биогумус. 
У себя под Дербентом выращивает органическую продукцию – помидоры. Реализует их в Москве, и в столичных магазинах они нарасхват. Качество высокое. Реализует их по цене 350 рублей за килограмм.

В хозяйстве «Южное ААА» в Ленинградском районе по итальянской технологии занимаются садоводством. Директор этого хозяйства побывал в гостях у Небосова, обошел все производство, изучил продукцию завода и теперь каждую неделю забирает по фуре, груженой биогумусом. Биогуматы производства «Кубанский АгроБиоКомплекс» уже два года применяет хозяйство из станицы Привольной Каневского района. Руководитель хозяйства, проверив полученную продукцию, заявил, что сильно повысилось качество зерна пшеницы. По словам агрария, он постепенно будет уходить от традиционного сельского хозяйства в сторону органического земледелия и сокращать применение минеральных удобрений, химических препаратов. Опыт хозяйств подтверждает мнения ученых-органиков: сразу отказываться от минеральных удобрений нельзя, но постепенно следует увеличивать применение органических препаратов – эффект налицо.

Органические фермеры объединяются

В России, в частности в Краснодарском крае, развитие органического земледелия идет, что называется, «снизу». Небольшие фермерские хозяйства объединяются, чтобы вместе решать проблемы со сбытом продукции, представлять свои интересы в законодательной сфере.

Сергей Александрович Воданюк, председатель сельскохозяйственного кооператива «Союз органических фермеров Кубани»:
– Наш Союз создавался для объединения органических фермеров Кубани, производящих продукцию по органическому стандарту. В связи с отсутствием в России закона об органическом сельскохозяйственном производстве наши фермеры работают по европейскому стандарту. Первое время нас инспектировал итальянский сертификационный орган ICEA, а сейчас наши хозяйства проходят сертификацию в Германии. Выпускаем овощи, фрукты, органический рис и сою. Основной объем своей органической продукции реализуем в Москву, Санкт-Петербург, а с прошлого года поставляем также в краснодарскую торговую сеть «Табрис».

В 2015-м я попробовал присоединиться к вопросу практической реализации регионального закона об органическом земледелии, принятого в Краснодарском крае. Встречался с представителями краевого минсельхоза, предлагал создать реестр органических хозяйств, определить сертификаторов и двигаться по намеченному плану. Но ничего не вышло. Затем я вошел в организационный комитет по подготовке «органического закона» в РФ, участвовал во всех последних заседаниях по его обсуждению. Принятие закона планировалось в 2016 году, но было перенесено ориентировочно на этот год. Перспективы практической реализации регионального закона, пока не принят федеральный, я не вижу никакой. 
В Германии, если фермер не имеет органического сертификата и сам обозначил выпускаемую продукцию как «органик», он может понести за это уголовную ответственность. У нас в стране сейчас много фальсификата – продукции, которая именуется органической, но таковой не является. Поэтому нужно принять федеральный закон, четко определяющий статус органической продукции. 

Управляющий садами и тепличным хозяйством Владимир Сухой, СПК (колхоз) «Знамя Ленина» (слева),
и заместитель директора ВНИИБЗР Владимир Исмаилов обсудили перспективы органического садоводства

Вместе с тем у нас есть опасения, что когда этот закон примут, он будет дискредитирован в первые же два-три года. Те, кто занимается производством, знают, что означает получить декларацию соответствия Таможенного Союза на сельхозпродукцию. 

В качестве эксперимента я дал задание своему сотруднику получить такую декларацию через Интернет – на соответствие качества томатов. Буквально через два дня документ был готов. Компания, выдавшая декларацию, находится в Татарстане, поле с томатами – на Кубани. И сейчас в эту систему хотят ввести органическую сертификацию. Правда, в отличие от существующей системы, она будет не просто добровольной, а с аккредитацией инспекционных органов. Но мы все равно предостерегаем: если этот процесс не подвести под контроль признанного международного органа по сертификации и общественного совета, то такая сертификация станет равносильной декларации соответствия. За один-два года мы дискредитируем само понятие «органическое земледелие», и нас не признает в мире никто. Поэтому вначале нужно создать «подушку» подзаконных актов. Сейчас приняты два органических стандарта. Это первый шаг. Дальше следует расписать то, как будет производиться аккредитация инспекционных органов, проходить контроль со стороны лицензирующего органа и добавить сюда общественный контроль. К сожалению, сейчас дана команда – быстро принять закон в 2017 году. А спешить в этом деле нельзя.

А.Н. Пугачев: – Как вообще можно с помощью закона заставить кого-то применять на своих полях биопрепараты? 

Владимир Владиславович Котляров, директор компании «Кубанские агротехнологии»:
– Есть аграрии, которых не надо заставлять. Им самим органическое земледелие выгодно и интересно. Приведу пример. Наши партнеры, курганинские овощеводы, у которых 600 гектаров теплиц, объединились в кооперацию. Поставляют в Москву и Питер продукцию, выращенную без применения химикатов. Несмотря на то, что их продукция в 1,5–2 раза дороже, на нее выстраивается очередь. В Ростовской области ИП КФХ «Шипетин» работает в том же направлении. У фермера выделено 800 гектаров под выращивание органической продукции, он вообще не имеет права химию применять. Поэтому активно интересуется биопрепаратами. Получает муку, печет зерновой хлеб, а вся его продукция также продается в 1,5–2 раза дороже, чем обычная. Кроме того, это фермерское хозяйство занялось производством яиц – без гормонов и антибиотиков. Фермер реализует свою продукцию по России. Такое же предприятие есть и в Ставрополье: фермеры организовали кафе-пекарню, чтобы обеспечить натуральной мукой население. Поставили две мельницы. Биотехнологии на этом предприятии применяются на 90 процентах площади, которая обрабатывается различными препаратами. Только в отдельных элементах технологии присутствует химия. Свою продукцию они поставляют и за пределы Ставрополья.

На Урале земледельцы тоже почувствовали все экономические преимущества биотехнологий, когда собрали урожай в два раза выше обычного. В 2014-м они получили пшеницы 12 центнеров с гектара; на следующий год, после применения биотехнологий, урожайность выросла до 22 центнеров с гектара. Минувший 2016-й передовые хозяйства закрыли со средней урожайностью более 30 центнеров с гектара. Таких аграриев не нужно заставлять – они сами видят выгоду. Когда мы только начинали, то с нами сотрудничало восемь хозяйств, а теперь в несколько раз больше – не успеваем делать фитоэкспертизу. Генеральный директор кубанской компании «Скиф» мне как-то признался, что свою землю хочет передать детям. Поэтому стремится сохранить плодородие и использует биотехнологии. Четыре года с ним уже работаем, и у него самый высокий урожай в районе по всем культурам. 
Хотелось бы еще пару слов сказать о законодательстве. Два года назад я был в Ставрополье. Местные аграрии хвалили Кубань за то, что, дескать, у нас одних из первых заработал закон об органическом земледелии. Но я им ответил, что это не закон, а декларация. Есть ощущение, что он принят «для галочки», и никто его не собирался выполнять. Рост биотехнологиям дали сами потребители. Аграрии увидели реальный результат от применения биопрепаратов, появился спрос. Поддержки же от государства тем, кто занимается биотехнологиями, нет никакой.

А.В. Корнева: – Тем не менее, количество земледельцев, которые понимают, что за биотехнологиями – будущее, растет.

В.В. Котляров: – Некоторые аграрии переходят на биопрепараты потому, что их применение более экономично. Они видят, что у соседа, применяющего биопрепараты, урожай неплохой, а затрат меньше. И тоже пробуют.

А.И. Петенко, профессор, заведующий кафедрой биотехнологии, биохимии и биофизики КубГАУ, попросил участников «круглого стола» уточнить, в чем заключается различие между органическим, экоземледелием, зеленой, смешанной, индустриальной формой. Чтобы понятийные требования были четко прописаны в законе.
– Я считаю, что Союз органических фермеров и аграрии, работающие в этом секторе продаж, должны самостоятельно защищать свои интересы и завоевывать место на рынке, не рассчитывая на поддержку государства, – сказал А.И. Петенко. – При этом нам нужно объединяться в защите общих интересов. Сейас нет системы мониторинга органических продуктов, системы сертификации, потому что отсутствует само понятие органического земледелия. И мы ищем сертификационные центры в Татарстане. 

В.В. Котляров: – Деструкторами любых пестицидов в почве являются микробиологические организмы. Приведу пример. В Калининском районе посеяли подсолнечник, он весь погиб. Спросили у нас совета. Я уточнил, обрабатывали ли поля гербицидами. Ответили утвердительно: мол, боролись против сорняков, разросшихся после обильных дождей. 
А в следующий раз уже работали биопрепаратами и получили хороший урожай. Чтобы узнать, сколько конверсионных лет понадобится, нужно сделать анализ почвы на остаточные количества пестицидов. 
А.И. Петенко: Что берется в качестве основных показателей для подтверждения соответствия почвы органическим стандартам? 

С.А. Воданюк: – Берутся в расчет все пестициды, исследуется минеральный состав почвы на содержание тяжелых металлов, на радионуклиды. Вы обязаны применять биологические методы земледелия, если готовитесь к получению органического сертификата. И биота в почве обязательно будет. Мы сейчас, например, приобретаем, в том числе и у «БиоТехагро», препараты Псевдобактерин, Миостин и обязательно обрабатываем ими стерню. Наши почвы и продукцию проверяли итальянские, немецкие лаборатории – никаких претензий нет. И у нас сейчас микробиологическое сообщество очень сильно разрослось, в том числе и энтомофаги.

В.Я. Исмаилов: – Мониторинг почвы – одно из основных условий перехода к органическому земледелию. Если есть остатки пестицидов, то понятно, что они еще 500 лет будут присутствовать в виде остаточного количества в продукции. Поэтому данный вопрос очень жестко решается. На участках органического земледелия этих пестицидов не должно быть вообще. Никаких следов тяжелых металлов, ничего подобного. Есть многолетние опыты ученых в отношении органических полей. Французы такие поля изучали ровно 15 лет. Там не применялись ни минеральные удобрения, ни химические пестициды. Что происходит? Самое главное – восстанавливается плодородие почвы. Примерно в 300–400 раз увеличился видовой и численный состав полезной биоты. Это естественно привело к росту уровня гумуса. Если изначально он был 4–4,2, то в течение этих 10–15 лет дошел до 5–5,8.

Проверено на практике

А.Н. Пугачев: – Я бы хотел предоставить слово нашему гостю из Ростовской области, который уже более шести лет занимается органическим земледелием. Расскажите о своем опыте.
Владимир Валентинович Литвинов, директор компании «Гелиос»:
– Меня как производственника в первую очередь беспокоят текущие дела: нужно каждый месяц платить людям зарплату, уплачивать налоги, обеспечивать технологический цикл производства, чтобы предприятие было ликвидным. Девяносто процентов всех сельскохозяйственных предприятий биоземледелием заниматься не будут. Те, кто возделывает овощи, фрукты или занимается выращиванием и переработкой крупяных, может быть, проявят интерес к органике. Но это небольшие группы фермеров. Если говорить в целом о России, то перед аграриями поставлена задача получить 130 миллионов тонн зерна. На биологии мы этого никогда не получим. Для нас главный фактор – окупаемость технологии и тех затрат, которые мы несем.

Недавно мы мониторили цены на биопрепараты. Одна московская компания предлагает препарат, в основе которого бациллус субтилис (Bacillus subtilis) по цене 680 рублей за один литр. Нужно использовать три литра на гектар и желательно провести две обработки. И это без учета расходов на выход техники на поля, на рабочую силу. Я понимаю, что овощеводы получают с гектара, возможно, даже больше, чем полеводы, кто-то 100 тысяч рублей, кто-то – 150. Но когда говорят, что биология призвана снизить наши затраты, то предложения от поставщиков препаратов с такой высокой ценой выглядят довольно странными.

Наше хозяйство присматривается к биотехнологиям. Достаточно долго мы сотрудничали с Владимиром Владиславовичем Котляровым. Познакомились с ним в 2006 году. В процессе допущенных экологических нарушений мы однажды получили эпифитотию бактериоза на озимой пшенице и недосчитались порядка 50 процентов урожая. Планировали получить порядка 60 центнеров с гектара, а было всего лишь 30 центнеров. Мы сделали анализы почвы и семенного материала и только с помощью сверхсильных антибиотиков избавились от патогенов. Но антибиотики – не выход.

Коллеги по биотехнологиям: Владимир Котляров (слева), директор компании «Кубанские агротехнологии»
и Владимир Литвинов, директор компании «Гелиос»

В органическом земледелии они запрещены. Мы стерилизовали почву и в течение трех лет получали высокий урожай до 100 центнеров с гектара. Но потом появились другие проблемы. Своим вмешательством мы вызвали дисбактериоз почвы, нарушили баланс полезной и патогенной микрофлоры. Убрав патогены, уничтожили и полезную флору. Но шли на это сознательно, так как выбирали меньшее из двух зол. Биология может решить не все вопросы, и в нашем случае с прошлого года мы стали применять органику совместно с химией. Оставили гербицидные обработки против сорной растительности. Хотя сейчас есть активные биовещества, которые снижают дозировку гербицидов. Мы все любим ссылаться на опыт Запада, Южной Америки, США. Если посмотреть на объемы применения там минеральных удобрений, то аграрии их вносят от 900 до 1500 тонн в физическом весе. Наши – 300–400 тонн. По сравнению с США и Европой наше земледелие можно назвать экологизированным. Неслучайно в этом году был поднят вопрос о заспоренности зерна в Египте. На данный момент биология беспомощна в решении этой проблемы. Здесь могут помочь только сильнодействующие химические препараты.

А.Н. Пугачев: – И все же – так ли уж необходима химия? На Кубани есть примеры предприятий, которые полностью отказались от применения химических препаратов на своих полях. Например, хозяйство «Ваш фермер» в г. Краснодаре.

Лилия Эдуардовна Цыганок, глава КФХ «Ваш фермер»:
– Производитель должен понимать, чем он в итоге кормит людей, и относиться к этому ответственно. У нас разноплановое хозяйство: и растениеводство, и животноводство. Мы одними из первых испытываем все экспериментальные разработки вместе с кафедрой биотехнологии, биохимии и биофизики  КубГАУ. Я сама – противник применения любой химии. Земля находится у меня в собственности, и сейчас я приняла решение – просто выращивать люцерну для заготовки сена на 60 гектарах. Никакого зерна и овощей. Через три-четыре года после люцерны я уже могу снимать с этих полей любой урожай, и он будет в два раза выше. Это естественное восстановление плодородия и получение дохода – такая система подойдет, в том числе, и для конверсионного периода. Поэтому, если фермер решит переводить свои земли в органическое направление, то на время конверсии он может это сделать через люцерну. 

В эти годы можно производить и продавать сено, чтобы не терпеть убытков. Каждого агрария заботит получаемый доход, себестоимость производства. Но есть неоспоримые доказательства, что гуминовые, гуматовые препараты увеличивают урожай, за их счет ускоряется процесс вегетации растений. Когда я увидела, что биотехнология уменьшает срок созревания редиски на неделю и ускоряется рост овощей, меня такие результаты заинтересовали и с точки зрения экономики.  

Сейчас мы открываем кролиководческую ферму. Перед нами очень остро стоит вопрос переработки кроличьего навоза, который нужно перевести в органическое удобрение. Как производитель кроличьего помета я должна получить лицензию на продажу навоза. А это – лишние затраты для малых форм хозяйствования.  

А.И. Петенко уточнил, что сегодня племзавод «Дружба» Калининского района совместно с Институтом прикладной экологии КубГАУ начал реализацию программы по ускоренной утилизации навоза. К этой программе могут присоединяться все желающие. Бионаправление требует внедрить комплексный подход, объединяющий и растениеводство, и животноводство, и переработку, и реализацию в единый биокомплекс с примерением науки. Хозяйство Цыганок – пример того, как нужно работать: своя кроликоферма, есть птицепоголовье, есть собственные 60 гектаров для полеводства. Данное КФХ – своеобразный биотехнологический кластер. Малые хозяйства позволяют найти правильные решения, которые затем можно использовать на крупных сельхозпредприятиях. 

Впрочем, С.А. Воданюк уточнил, что навоз с промышленных ферм запрещен к использованию в органическом земледелии, поскольку промышленные фермы для лечения животных используют антибиотики. Но при этом фермер может обратиться в сертификационный орган с просьбой провести анализ.

А.И. Петенко: – Лучше всего о безопасности продукта скажет личный опыт потребителя: то, что он лично увидит на ферме, купит, попробует, а не бумажный сертификат. Нужно расширение контактов на уровне органических производителей, необходимо создать сообщество неравнодушных. Не стоит рассчитывать на помощь государства. Самое большее, что государство может сделать – это не мешать развиваться.

С.А. Воданюк подчеркнул, что нельзя допускать ситуации, когда каждый органик-фермер начинает сам сертифицировать собственную продукцию. Необходим независимый сертифицирующий орган. – Допустим, хозяйство переходит в конверсию – это только биологические методы защиты. В это время может упасть урожайность. А выпускаемая во время конверсии продукция даже не считается органической. Поэтому во всем мире существует специальное субсидирование органических фермеров. В Германии примерно 4–4,5 тысячи евро на гектар составляет дотация за органическое производство, –  констатировал С.А. Воданюк.

А.И. Петенко отметил, что конверсионный процесс можно ускорить. Есть технологии, которые позволяют увеличить скорость превращения относительно вредных, небезопасных субстратов в экологически полезные. 

Далее слово взяла Ольга Анатольевна Дмитриева, директор компании «Агровит ТД»: 

– Мы развиваем бионаправление уже восемь лет. Считаю, что без поддержки государства органическому фермеру никак не обойтись. Переход на такое земледелие – сложный, как правило, занимает не менее пяти лет. Пока сертификации в нашей стране по органик-направлению нет вообще. Мы являемся представителями ГНУ ВНИИСХМ Россельхозакадемии, которые являются производителями препарата экстрасол, в основе – живые бактерии Вacillus subtilis X-13 комплексного действия. У нас есть гуматы, органо-минеральные удобрения. Все перечисленные препараты дают хорошие результаты. Но крупное хозяйство не будет работать без химии. Применение биозащиты должно идти совместно с традиционными химическими схемами. И постепенно нужно все большему количеству аграриев объяснять, какие глубинные процессы происходят в почве, зачем нужны гуматы, микробиология. О положительном опыте нужно активнее рассказывать на агроучебах, семинарах.
Участники «круглого стола» сошлись во мнении, что нужно объединяться, чтобы «формировать кооперативные связи и защищать друг друга». 

С.А Воданюк: – Хочу рассказать о том, почему у нас зародился кооператив органических фермеров. Органическая продукция – это не оптовый товар. Ее нельзя фурами продавать. Чтобы реализовывать свою продукцию, мы создали кооператив и сейчас уже вошли в торговые сети. А пока ты один, то у тебя нет ассортимента, нет объемов, и нужна переработка. Конечно, государство должно помочь финансово фермерским кооперативным структурам, организующим собственную переработку и сбытовые предприятия. 

Против контрафакта

Далее участники «круглого стола» перешли к вопросу о контрафактных биопрепаратах и о необходимости контроля в этой сфере.

В.Я. Исмаилов: – К сожалению, сегодня очень большая часть биологических средств защиты растений производится без надлежащего контроля. Все производимые биопрепараты должны тщательно анализироваться, сертифицироваться и регистрироваться. Без этого они не должны допускаться к применению, особенно в органическом земледелии. Насыщение рынка контрафактной продукцией может дискредитировать биологическую защиту. Бесконтрольное производство биологических средств защиты растений абсолютно недопустимо.  
Многие аграрии говорят о том, что испытывают технологические сложности при использовании биопрепаратов.

Какие биопрепараты по форме предпочитают использовать аграрии? 

В.В. Литвинов: – Ранней весной мы работаем на посевах озимой пшеницы против корневых гнилей несколькими биопрепаратами на основе бациллус субтилис в споровой культуре. Они эффективны при температуре от плюс 15 градусов. Также применяем жидкие препараты на основе псевдомонас (Pseudomonas). При этом споровые формы биопрепаратов более устойчивы, лучше хранятся.

Почве нужен мониторинг

Далее Ирина Марус, руководитель НКО компании «Агротек» рассказала о том, как с помощью биологических препаратов можно снизить нагрузку на почву: 

– Сегодня уже поднимался вопрос: как мониторить почву? Мы этим занимаемся в научно-консультационном отделе ООО «Агротек». 
В первую очередь я говорю о микологическом анализе почвы. Работаем и с крупными холдингами, и с небольшими КФХ. В этом году провели мониторинг почвы в 14 районах Краснодарского края, а также в Белгородской области, двух районах Курской области. Результаты микологического анализа почв показали, что количество колониеобразующих единиц (КОЕ) в почве не превышает порог вредоносности по фузариозу только на 10 процентах обследованных почв. Порог вредоносности КОЕ фузариоза в нашем крае превышен в среднем в 5–10 раз, в Курской области – до 40 раз. 

В центральной зоне Краснодарского края мы встречаем другую проблему – стерильные почвы. Чем это грозит? Не разлагается стерня более пяти лет. Да, урожаи можно получать высокие. Но при этом есть проблемы с переработкой органических остатков, падением гумуса в почве. И здесь, конечно, может помочь только биологизация земледелия – внесение биопрепаратов либо введение в севооборот многолетних культур. Специалисты научно-консультационного отдела по результатам своих наблюдений отметили, что биопрепараты в споровой форме более эффективны для оздоровления почв (быстрее происходит накопление полезной микофлоры в почве). 

Наша компания – одна из тех, кто уже давно занимается реализацией сертифицированных биопрепаратов. При этом наши специалисты дают рекомендации по внесению, четкие дозировки применительно к каждому району, хозяйству, полю по результатам микологических анализов. Затем отслеживаем, насколько почва становится супрессивной после внесения биопрепаратов. Та же триходерма, если ее очень много внести, может нанести вред – она же гиперпаразит. Хотелось бы обратить внимание, что внедрение биопрепаратов в систему защиты сельскохозяйственных культур обязательно должно быть под контролем специалистов, поскольку для высокой эффективности необходимо знать механизм действия каждого препарата, особенности внесения. Консультации и рекомендации по этим и многим другим вопросам по защите сельскохозяйственных культур от вредных организмов вы можете получить, сотрудничая с нашей лабораторией, которой уже более восьми лет.

Марина Кравцова, региональный представитель компании «Агробиотехнологии»: 

– В защите, например, сада биометод очень эффективен. Особенно в последний период вегетации, когда химические препараты уже применять нельзя из-за необходимости соблюдать сроки ожидания, но при этом имеется поражение болезнями. Также биометод эффективен на устойчивых (иммунных) сортах яблони и других культур. С эпифитотией, на мой взгляд, биометод не справится – здесь необходимо использовать химию.

Евгений Гаманцов, замдиректора ГК «Степь»: «Заменив химические продукты на биологические,
мы получили огромную экономию»

«Химия» или биопрепараты?

В.В. Котляров подтвердил, что не все проблемы можно закрыть с помощью биотехнологий: – Если случилась эпифитотия бурой ржавчины, то биопрепаратами мы проблему не решим. Здесь нужен интегрированный подход к системам защиты растений, который включает и химию и биологию. Есть опыт Урала, где распространено данное заболевание. Те, кто не использовал химию, получил в два-три раза меньший урожай, массу тысячи семян – в два раза меньше. Практика и опыт показали, что сочетание биопрепаратов с системными фунгицидами – самая успешная технология. Тем самым, аграрии могут снизить расход химических фунгицидов процентов на 20–30. При минимально допустимой норме расхода химпрепаратов, их эффективность в целом получается выше за счет включения в систему защиты биологической составляющей.

Фунгицидные протравители семян также нужно сочетать с биопротравителями. При применении биопрепаратов в почве быстрее утилизируются все вредные вещества. Пролонгированность действия интегрированной системы защиты растет в сравнении с обычной. Корневые гнили химией не устранить – здесь может помочь только биологический метод. Обязательно рекомендуется после применения химических препаратов одну из обработок делать биовеществами, чтобы выровнять инфекционный фон. В противном случае будем иметь большие проблемы с усталостью почвы, нарушением экологического равновесия, соотношения патогенной микрофлоры и полезной, супрессивной. 

В.Я. Исмаилов: – Вопрос интегрированной защиты агрокультур очень актуален. Но акцент несколько другой. Биопрепараты – альтернатива химическим схемам защиты. Например, при применении энтомофагов, которые в последнее время занимают все большую нишу в органическом земледелии, и при восстановлении их численности полностью решается проблема со многими вредителями, так что применение химических препаратов против них вообще не требуется. Однако необходимо учитывать, что энтомофаги и инсектициды в большинстве случаев несовместимы. Биофунгициды и фунгициды можно совмещать в определенных, редких случаях. Системные препараты, на мой взгляд, – это одна из главных причин, которая может приводить к потере плодородия почвы. Они проникают в акропетальный слой почвы – почвенный ценоз, и в околокорневой зоне растений погибает практически вся полезная биота. 

Как же правильно интегрировать две схемы в единое целое? Сейчас никто, конечно, не собирается сразу и полностью переходить на органическое земледелие. Но вопрос получения экологически чистой продукции стоит остро во всем мире. Интегрированная система защиты не решит вопрос получения органически чистой продукции. Она снизит в целом пестицидную нагрузку, в какой-то степени может остановить потерю плодородия почвы. 

В органических ценозах восстановление плодородия происходит всегда. В нашем институте целая лаборатория работает в этом направлении. В связи с вышесказанным я не являюсь сторонником интегрированной защиты растений, особенно с применением инсектицидов широкого спектра активности. 

В этом году запустили производство энтомофагов в Адыгее на одном из совместных предприятий. В будущем там планируют производить такой объем энтомофагов, который покроет все потребности нашего южного региона. В ходе исследований мы нашли ряд новых видов энтомофагов, эффективно снижающих численность хлопковой совки, яблонной плодожорки и других. 

С.А. Воданюк: – В одном из наших хозяйств была проблема с тлей на посевах бахчевых культур. Владимир Яковлевич осмотрел поля, обнаружил восемь видов божьей коровки и порекомендовал не проводить никаких обработок, так как есть естественный энтомофаг. И действительно, тли не стало со временем. Сосед-фермер совместил биоземледелие и обработку инсектицидами, и у него проблемы с тлей так и остались, а популяция божьей коровки развивалась плохо, получив стресс от инсектицида. 
В.В. Котляров: – Мы работаем с одним хозяйством на Ставрополье и в борьбе против вредителей на сое, горохе обошлись полностью биопрепаратами. Применяли энтомопатогенные грибы. Это оказалось экономически выгодно.

В.Я. Исмаилов: – Биологические препараты на основебациллус субтилиус лучше не совмещать с внесением триходермы. Их нужно применять в разные сроки вегетации. Также эффективно применение в защите растений препаратов на основе азотобактера. Их можно применять одновременно с биофунгицидами. Пример: обработка яблони азоленом (на основе азотобактера) оказалась эффективна против мучнистой росы, там, где ряд других фунгицидов не показали положительных результатов. 

Свое мнение по вопросу биологизации земледелия высказал Анатолий Гудим, специалист «Агроцентра «ЕвроХимКраснодар»:

Анатолий Гудим, специалист «Агроцентра «ЕвроХим-Краснодар»

– Как многие знают, «ЕвроХим» – это один из крупнейших производителей удобрений. Но компания не стоит на месте. Мы понимаем важность биологизации. И тоже движемся в этом направлении. Сейчас мы активно работаем в направлении внедрения биопрепаратов в системы питания растений. Одно из направлений работы – препараты для биоразложения пожнивных остатков. Для этого «ЕвроХим» предлагает препарат Стернифаг, действующий агент в котором – гриб триходерма. Была разработана и опробована комплексная система его применения. Самым эффективным вариантом применения оказалась схема: Стернифаг плюс КАС-32. 80 граммов препарата Стернифаг, 35 литров КАС-32, 100–150 литров воды. Для этого гриба важны благоприятные условия на момент внесения. Препарат вносится обычным опрыскивателем через 1–7 дней после уборки культуры. В этом и в прошлом году в нашем крае был собран рекордный урожай зерновых, а значит, и пожнивных остатков образовалось огромное количество. Аграрии даже не знали, что со всей этой стерней делать. Обязательно нужно проводить заделку стерни после внесения Стернифага – это в разы повышает эффективность препарата, скорость разложения пожнивных остатков сокращается до 3–5 месяцев. Гриб также работает против патогенных микроорганизмов, в том числе против фузариоза. 
Другая наша новинка – препарат БисолбиФит® на основе бациллус субтилис. Данный препарат в качестве носителя для спор микроорганизмов содержит аморфный кремний, который также служит для закрепления спор на поверхности гранулированных удобрений. Препарат наносится в дозировке четыре килограмма на одну тонну удобрений. Внесение удобрений, модифицированных БисолбиФит®, проводится обычным способом. Бактерия начинает работать: растения лучше усваивают питательные вещества, в том числе и из минеральных удобрений, которые были ранее внесены, но оказались в недоступной форме. Он обладает хорошей адгезией, отличной сыпучестью. Специалисты Агроцентра «Евро-Хим-Краснодар» готовы предоставить результаты опытов по данному препарату. Разрабатывая подобные продукты, мы стремимся к экологичности и экономической эффективности при применении минеральных удобрений. Происходит снижение в полтора раза объемов вносимых минеральных удобрений. Препарат стимулирует рост растений.
А.Н. Пугачев: – Как снизить издержки аграриям, применяющим биопрепараты?

Евгений Алексеевич Гаманцов, замдиректора ГК «Степь»:
– Мы работали отдельными биопрепаратами, начиная с 80-х годов. Через 15–20 лет выстрадали цельную систему. Теперь можем показать на практике, что органическая система земледелия работает эффективно, что она конкурентоспособна. Первоначальный мониторинг показывал, что почвы – мертвые: 97 процентов патогенов, 3 процента – полезная биота. Через год стало пятьдесят на пятьдесят, потом – только 5–10 процентов патогенов. Сейчас количество патогенных микроорганизмов ниже пяти процентов, и этот показатель стабилен. Мы практически убрали фунгицидные и инсектицидные обработки. Профилактически работаем биопрепаратами, заменив химические продукты на биологические, только на 36 тысячах гектаров мы получили 180 миллионов рублей экономии. Севооборот обычный: пшеница, подсолнечник, кукуруза, свекла. Прибавьте сюда еще и экономию за счет сокращения вдвое минеральных удобрений. Последние данные химического анализа почвы показали увеличение содержания калия, фосфора и других элементов. Мы высвободили данные элементы из почвенного комплекса за счет применения микробиологии, развернули процесс в пользу улучшения плодородия почвы. Восстановился гумус – увеличение на 0,1–0,2 процента. Добившись оптимальной плотности почвы, произвели переход на нулевую технологию по пропашным культурам. В среднем получаем 68–70 центнеров с гектара пшеницы, 50 процентов – третьего класса. Подсолнечник – до 40 центнеров с гектара и выше. Свеклы – более 700 центнеров с гектара. Сотрудничаем с КубГАУ по проведению мониторинга почвы и МИП «Кубань Агротех» по усовершенствованию биотехнологий. 

В.В. Котляров: – Мы провели большую работу по всей России. Порядка тридцати хозяйств работают под нашим кураторством, имеют свое биопроизводство. По себестоимости применение одного биопрепарата обходится от 25 до 40 рублей на гектар. Эффективность высокая. На Урале, в Воронежской, Волгоградской областях, в ЮФО биометод отлично работает. Без нашей поддержки, научного сопровождения этого, конечно же, не получилось бы. Мы всегда обращаем внимание аграриев-производственников на мельчайшие детали в технологиях применения биопрепаратов. Я считаю такой подход к работе самым верным. 
Биозащитой охвачено с нашей помощью порядка 700–800 тысяч гектаров в разной степени: от полного цикла до частичного. С каждым годом растет количество аграриев, которые стремятся уменьшить объемы применения глифосатов. От Калининграда до Владивостока – везде есть дефицит серы в почве. Это серьезная проблема, потому что с наличием серы напрямую связано качество получаемого зерна. Но и другим элементам тоже нужно уделять внимание.
В ходе бурных дебатов стало ясно, что всем сторонникам органического земледелия в России нужно объединяться для защиты собственных интересов, чтобы повлиять на законодательство в этой сфере и улучшить среду обитания органик-фермеров в нашей стране. При этом нужно использовать все существующие преимущества биопрепаратов. Также необходимо участие представителей отечественной науки, которые помогут каждому земледельцу выстроить идеальную систему защиты растений.

Инна БОКАНЧА
Фото автора
Краснодар

Расскажите друзьям:

Наши партнеры