Вы здесь

Кормовой плюс уходит в минус

08 августа 2022 11:27
Кормовой плюс уходит в минус

Ситуация на российском рынке комбикормов развивается неоднозначно. Хотя производство кормов для сельскохозяйственных животных бьет рекорды, фермеры радоваться не спешат. Цены на корма стремительно растут и оказываются уже неподъемными для сектора малых форм хозяйствования.

Хватит на всех

По данным Росстата, за март 2022 года в России произвели 2 923,4 тыс. тонн комбикормов. Этот объем оказался на 8,3% больше, чем за аналогичный период в прошлом году и на 11,5% больше, чем в феврале текущего года. Если же сравнивать объемы производства комбикорма за период с января по март 2021 года с объемами производства за тот же период 2022 года, то рост составил 8,8%. По мнению экспертов, вполне можно говорить о новом рекорде в этой отрасли.

Как отмечает в своем докладе исполнительный директор некоммерческой организации «Союз комбикормщиков» Владимир Манаенков, объем производства комбикормов за минувшее десятилетие ежегодно увеличивался на 5–7%, но за последние два года эти темпы снизились в связи с достижением в животноводстве максимальных объемов производства. И тем не менее в настоящее время можно говорить о рекордных значениях в этой отрасли. Больше всего комбикормов — 15,7 млн тонн (+1,9% к 2020 году) — произвели для птицеводческой отрасли, 13,4 млн тонн комбикормов — для свиноводов, это больше прошлогоднего показателя на 4,3%. Вырос объем производства комбикормов для КРС: он достиг 2,7 млн тонн, это больше, чем в 2020 году на 8,1%. Комбикормов для аквакультуры отечественные производители изготовили чуть более 25 тыс. тонн, это выше уровня 2020 года на 8,6%. В три раза увеличился объем производства комбикормов для овец и достиг показателя в 9,3 тыс. тонн. А вот производство комбикормов для лошадей сократилось на 18,7% и снизилось до показателя в 553 тонны.

В целом Россия следует общемировой тенденции в этой отрасли. По данным компании Alltech, мировой объем производства кормов в 2021 году вырос на 2,3% и составил порядка 1,235 млрд тонн против 1,187 млрд тонн в 2020 году. Наиболее высокую динамику прироста показал Азиатско-Тихоокеанский регион: там производство кормов выросло на 5,7%, до 458,12 млн тонн.

Африканские производители кормов выпустили 44,22 млн тонн этой продукции — на 2,4% больше, чем в 2020-м, — пишет sfera.fm.

В этом году положительные тенденции должны сохраниться. По прогнозам Минсельхоза РФ, Россия должна нарастить производство комбикормов до 32,8 млн тонн. Ведущие позиции по выпуску комбикормов занимают Тамбовская, Воронежская, Белгородская области и Краснодарский край. Росту продукции способствует открытие новых предприятий и увеличение мощностей уже действующих. Так, в этом году в подмосковной Коломне построили комбикормовый завод мощностью 50 тонн в смену. Реализовал проект агрохолдинг «ОСП Агро». Холдинг «Дамате» запустил новое производство в Миллеровском районе Ростовской области. Мощность составляет до 50 тыс. тонн в год. В перспективе планируется последующее расширение производства с увеличением объема продукции.

От генетики к госплану

Свою лепту в рекордное производство комбикормов внесли и хорошие урожаи, которые собираются на протяжении последних лет. Хотя проблемы есть.

«Для скота нужна по большей части не пшеница. В кормовую базу входят ячмень, соя, гречиха. Пока что главная проблема — в нехватке разнообразия. Но большой урожай, который прогнозируют в этом году, все равно окажет положительное влияние. Пшеница ниже второго класса, которую не продадим на экспорт, пойдет на корм скоту. Долго хранить зерно нельзя, так что фермеры будут искать различные варианты применения и сбыта. Чтобы такого перекоса не было, я считаю, необходимо возвращать систему госпланирования. Ту, которая работала в СССР — сейчас она с успехом применяется на Западе. Фермеры выращивают именно то количество и той культуры, которая будет востребована. Это способствует равномерному развитию сельскохозяйственной отрасли», — считает доктор сельскохозяйственных наук, заместитель директора ФНЦ «ВИК им. В. Р. Вильямса» Владимир Клименко.

Кроме того, чтобы успешно развивать именно кормовую базу, необходимо поддерживать и стимулировать генетические изыскания в этой области. По словам эксперта, генетика сорта в общем объеме урожая занимает 20%. Но в кормопроизводстве генетикой всегда занимались по остаточному принципу. И только в последнее время начали говорить, что нужно работать в этом направлении: создавать новые сорта, оптимально подходящие для кормовой базы сельскохозяйственных животных и птицы, с более высоким содержанием протеинов, наличием витаминов и аминокислот.

В настоящее время государство нацелено на то, чтобы максимально быстро заместить все импортные семена отечественными, в том числе и для кормовых культур. Селекционным центрам оказывается поддержка и выделяются субсидии, но и здесь не обошлось без нюансов.

«Парадокс: семеноводческие станции, если они не возделывают земли, не являются сельхозтоваропроизводителями (то есть не получают меры поддержки как представители этого сектора — прим. автора). А ведь они (семстанции по травам) — единственный источник сертифицированного семенного материала трав гарантированного качества, — отметил на прошедшем совещании по отечественной селекции в Комитете Госдумы генеральный директор ГК «Зеленый уголок» Тимур Саидов. — Оригинатору не надо бегать за каждым фермером, и товаропроизводители получают качественные сертифицированные семена без лишней головной боли. Считаю необходимым создать условия для развития семеноводческих предприятий, подобных нашему. Семеноводческие станции и семенные заводы необходимо относить к сельхозтоваропроизводителям, к семеноводам — со всеми полагающимися льготами, субсидиями и другими мерами поддержки».

Животный авитаминоз

Но пока одна из самых актуальных на сегодняшний день проблем — это тотальная зависимость производителей комбикормов от импортных поставок необходимых добавок. Производство полноценного рациона для скота в настоящее время невозможно без витаминов, аминокислот, ферментов — только в таком случае можно говорить о продуктивном животноводстве. На сегодняшний день из пяти важнейших аминокислот в России производят только две — лизин и метионин. Да и те в недостаточном количестве.

«В настоящее время Россия уже насыщена мощностями по производству премиксов. При строительстве заводов и цехов используется современное оборудование с применением зарубежных технологий. Главной проблемой является отсутствие сырья для их производства. Импорт витаминных препаратов составляет 100%, аминокислот (лизина, треонина и триптофана) — 100%, кормовых ферментных препаратов — до 80%. При этом необходимо учитывать, что их стоимость в России на 30% и более выше, чем в Европе. Это оказывает большое влияние на стоимость конечной продукции, так как объем витаминов в составе премиксов составляет 90% и более», — пояснил в одном из своих докладов президент некоммерческой организации «Союз комбикормщиков» Валерий Афанасьев.

По словам эксперта, Россия — один из крупнейших в мире импортеров аминокислот и витаминов. Основными поставщиками аминокислот в РФ являются страны Азии: Китай, Сингапур, Япония, Малайзия, Индонезия. Кроме того, ввоз осуществляется из Бразилии и некоторых государств Европы. Общий объем ввоза аминокислот за январь – февраль 2022 года вырос на 36% по сравнению с аналогичным периодом 2021 года. Поставки метионина за тот же период увеличились на 10% по сравнению с аналогичным периодом 2021 года, поставки триптофана выросли в три раза.

В этом году, по словам Надежды Дурыгиной, производители обещают нарастить выпуск лизина до 83 тыс. тонн, но и в этом случае получится закрыть всего лишь 67% от общей потребности, — пишет «Финмаркет». Метионина производят и того меньше — всего 47% от общей потребности. И пока говорить об увеличении мощностей производства рано.

«В России потребление лизина выше, чем могут производить наши заводы. Для сравнения: в 2018 году было выпущено всего 96 тыс. тонн лизина в России, а китайская Ningxia Eppen Biotech произвела 416 тыс. тонн лизина за этот же год. В настоящее время заводы увеличивают мощности, но дефицит лизина в стране сохраняется. Нехватка этой аминокислоты закрывалась импортной продукцией. Крупнейшим поставщиком лизина на российские комбикормовые заводы была Индонезия, однако из-за мирового дефицита индонезийцы переключились на более платежеспособные развитые страны, в частности, США, — говорит Валерий Афанасьев. — При этом мировой дефицит аминокислот, по мнению иностранных аналитиков, создал Китай. На фоне ажиотажного спроса отечественные производители подняли цены на свои добавки».

Компенсировать поставки необходимых компонентов планируют, опять же, за счет открытия новых предприятий-экспортеров в Китае. Импорт из Поднебесной в РФ возобновился с 10 марта 2022 года. Но смогут ли импортные поставщики заместить все необходимые и дефицитные для России ингредиенты — большой вопрос.

«Проблема дефицита кормовых добавок и зависимость российского животноводства от импорта — это только один из результатов общего кризиса отечественной зоотехнии, который длится уже много лет. В России на сегодняшний день нет согласованного стратегического плана по развитию научного, производственного и кадрового потенциалов в сфере зоотехнии. Отсюда и возникающие проблемы, с которыми регулярно сталкиваются наши животноводы. Если говорить конкретно о кормовых добавках, то из 1,5 тыс. европейских видов Россия производит не более 10, сравнимых по качеству и эффективности. Остальные импортируем в ограниченном ассортименте — не более четверти», — пояснил кандидат биологических наук, вице-президент РЗС, председатель Российского кормового союза Дмитрий Грачев.

По словам эксперта, ситуация не всегда была такой сложной. Кормовые добавки — витамины и аминокислоты — в СССР еще в начале 1990-х годов выпускались довольно широко. Около 25 заводов работало в этом направлении.

«Может быть, продукция отставала по качеству от импортной, но тем не менее производство было отлажено и требовало лишь модернизации. К середине 1990-х годов, после развала СССР, почти все заводы были закрыты. С тех пор Россия на 100% зависит от импорта. В 2019 году российские власти существенно ограничили импорт лизина — важнейшей аминокислоты в питании животных. Немного ранее открыли его производство здесь, «импортозаместив» до 70% потребности животноводства. Результат оказался обратным: острый дефицит и рост цен на лизин. Например, прошлой осенью его цена в 5–7 раз превышала китайские цены — главного мирового экспортера аминокислоты. Кроме того, мы производим лизин в форме сульфата, хотя многим участникам отрасли больше подходит гидрохлорид. В марте открыли канал импорта из Китая, цены снизились. Но говорить о положительном сдвиге не приходится. В июле, например, Европа официально закрывает экспорт в Россию метионина — еще одной важнейшей аминокислоты. Да, тоже есть альтернативные варианты поставок. Но дело в другом: при закрытии поставок из Европы Россия теряет не столько сами продукты, а технологии и научно-технический сервис. Китай или Индия традиционно — это всего лишь гигантские химические фабрики. Технологии кормления, рецептура комбикормов, все новшества, не считая селекционных ноу-хау, сосредоточены в Европе и Северной Америке. Повторить и сделать химический или микробиологический продукт в ограниченном ряде случаев можно, но запустить полноценное производство, конкурирующее с европейским по доказанной биологической эффективности, — это очень непросто, — говорит Дмитрий Грачев. — При этом отказаться от использования кормовых добавок или сократить их употребление в современном животноводстве невозможно. Заметно снизится продуктивность, вырастет заболеваемость, финансовые потери окажутся крайне ощутимы. Искусственное ограничение свободной конкуренции на нашем рынке привело к тому, что доля кормовых добавок в рационе птиц и свиней в денежном исчислении увеличилась прошлой осенью с 5 до 25%. Так что для этих направлений животноводства нехватка или монополизация производства кормовых добавок будет особенно ощутима».

Корову — в расход

Еще одна проблема — существенное подорожание кормов. По данным экспертов, устойчивый рост цен на комбикорма и их компоненты наблюдается на протяжении нескольких лет, и в последнее время фактически достигает пиковых значений. Тоже рекорды — но неутешительные.

«Средняя цена на комбикорма в РФ в декабре 2021 года установилась на уровне 24,6 тыс. руб./т. С начала года цена выросла на 20,5%. Средняя цена в феврале 2022 года установилась на уровне 25,1 тыс. руб./т — это на 20,1% больше, чем в феврале 2021 года», — рассказал Владимир Манаенков.

Больше всего, по словам эксперта, цена выросла в кормовой продукции для птиц. В декабре 2021 года цена на комбикорма для птиц в РФ составила в среднем 26,3 тыс. руб./т — это на 25,9% больше, чем в декабре 2020 года. С начала 2021 года цена выросла на 20,9%.

Для свиней средняя цена комбикормов в декабре 2021 года составила 23,3 тыс. руб./т — это на 20,9% больше, чем в декабре 2020 года. С начала 2021 года цена выросла на 20,0%.

Для КРС средняя цена комбикормов в декабре 2021 года составила 19,4 тыс. руб./т — это на 16,9% больше, чем в декабре 2020 года. С начала 2021 года цена комбикормов для КРС выросла на 8,9%. Средняя цена комбикормов для КРС в феврале 2022 года составила 19,6 тыс. руб./т. — это на 11,7% больше, чем в феврале 2021 года.

Рост цен в первую очередь ощутили на себе мелкие и средние фермерские хозяйства, занимающиеся животноводством. Некоторые начали переводить поголовье на подножный корм: травы, зерно, без использования дорогостоящих добавок — эффект от этого мы заметим уже в ближайшее время. Эксперты прогнозируют возможное снижение продуктивности и производства, а следствием этого может стать новый виток цен на продовольствие.

Второй вариант — отказ от животноводства и переориентация на растениеводство. Печальный исход для политики развития животноводства в стране. Правда, опять же, речь идет о средних и мелких хозяйствах.

«Да, в этой ситуации можно ожидать сокращения числа мелких животноводческих хозяйств. Агрохолдинги, как правило, занимаются выращиванием зерна и его переработкой в корма, поэтому для них общая ситуация на рынке комбикормов не настолько болезненна, на мой взгляд. А вот для КФХ, которые занимаются только одним видом производства, все очень ощутимо. Не все фермеры могут себе позволить поддерживать животноводство собственным производством зерна. Подорожание техники, ГСМ, удобрений и нехватка земли делает это непростой, а для многих — невыполнимой задачей, — пояснил председатель Правления Ассоциации «КФХ и АПК Сибири» Алексей Прокудин. — Уже несколько фермеров, которых я знаю, перешли на растениеводство, зарезали скот. В прошлом году высокую цену дал рапс, многие в этом сезоне занялись его выращиванием. И для себя, и на продажу. Мясное животноводство сегодня для фермеров, к сожалению, становится все менее рентабельным».

Правда, ситуация даже в отрасли КРС на сегодняшний день неоднозначная. В Союзмолоко отметили, что операционная себестоимость производства молока в апреле 2022 года превышала уровень того же периода 2021 года на 15,8%. Если вернуться на 5 лет назад, то разрыв составляет 54,8%. При этом только за апрель операционная себестоимость выросла на 1,4%. Это обусловлено, главным образом, повышением цен на корма (растительные жмыхи подорожали в среднем на 10,5%, фуражное зерно и комбикорма — более чем на 2%) и сохранением повышенных темпов инфляции.

Но одновременно росла и цена на молоко. В январе – апреле 2022 года уровень цен на сырое молоко в среднем на 17% превышал значение того же периода 2021 года. Так что в молочном животноводстве ситуация смогла выровняться.

«В результате в начале этого года уровень доходности в сырьевом секторе практически восстановлен. Производство товарного молока в тот же период выросло на 2,8% к уровню 2021 года, до 7,64 млн тонн. В том числе в сельхозорганизациях (СХО) — на 3,9%, до 6,04 млн тонн. Прирост обусловлен благоприятной ценовой конъюнктурой и восстановлением рационов. Повышение продуктивности стало следствием продолжения процесса восстановления рационов на фоне роста цен на молоко и доходности в начале 2022 года. Среди топ-25 субъектов РФ по объемам производства товарного молока в СХО наибольший прирост продуктивности отмечен в Псковской (+481 кг), Сахалинской (+479 кг) и Курской (+438 кг) областях. В регионах из числа топ-25 производителей товарного молока снижение продуктивности не отмечается», — рассказал генеральный директор Национального союза производителей молока Артем Белов.

Но также в Союзмолоко отметили, что на фоне событий 2022 года есть риски роста себестоимости на уровне 10–15% (в среднем за год). А в отдельные периоды рост затрат может составить более 20% — новое испытание для животноводов, причем для всех направлений. Прогнозы цен на комбикорма пока что неутешительны.

«Продолжат расти цены на сельскохозяйственное сырье и импортируемые компоненты комбикормов. Этот процесс идет не первый год, и пока не видно предпосылок для его торможения, особенно в условиях санкций.

К тому же в начале марта 2022 года на фоне эскалации конфликта между Россией и Украиной стремительно дорожает пшеница, кукуруза, соевый шрот, растут цены на газ и нефть. Некоторые страны начали ограничивать экспорт сырья. Все это неизбежно отразится на стоимости комбикормовой продукции в самой ближайшей перспективе», — отмечает Владимир Манаенков.

ЮЛИЯ ЖИТНИКОВА

Земля и Жизнь

Расскажите друзьям:

Наши партнеры